Ежегодно сотни людей совершают восхождение к вершине Эвереста. Некоторым из них суждено навсегда остаться на склонах горы. Но что же происходит с ними потом? Что происходит с травмированными, но ещё живыми путниками, которых бросают на произвол судьбы?

Для тех, кто идёт к вершине Эвереста, тела всего в нескольких метрах от тропы становятся нормой. Несчастные жертвы суровых условий навсегда остаются на склонах без шанса на посмертную эвакуацию. Иногда альпинисты используют особые приметы тел для ориентирования – например, обувь Цеванга Палджора, тело которого лежит на северном склоне уже двадцать лет. Говорят: если увидел «мистера зеленые ботинки» – значит, идешь правильно. Как показывает практика, люди в погоне за мечтой покорить Эверест часто проходят мимо еще живых людей.

Май 1998 года. Супружеская пара Сергея Арсентьева и Френсис Дистефано 22 числа в 18:15 достигла вершины. Это восхождение сделало Френсис первой американкой и второй женщиной мира, достигшей вершины без запасов кислорода. Но она так и не вернулась в лагерь, потерявшись при спуске. На следующий день мимо все ещё живой Френсис прошли пять альпинистов. Они заметили её, однако прошли мимо, не решившись помочь. При спуске они встретили Сергея, который, вооружившись кислородными баллонами, отправился на помощь жене – затем он тоже пропал. На следующий день мимо умирающей женщины прошли уже восемь человек! Каждый из них двигался к вершине, даже не пытаясь помочь Френсис.

Только один альпинист отважился пожертвовать своей мечтой ради спасения человека. Йен Вудхолл и Кэти О’Доуд готовили свою экспедицию восемь лет. Они отказались от своей мечты, находясь всего в 350 метрах от вершины.

«Мое сердце замерло, когда я понял, что этот человек в красно-черном костюме был еще жив, находясь в абсолютном одиночестве на высоте 8,5 км», — вспоминает британский альпинист. – «Мы с Кэти, не размышляя, свернули с маршрута и попытались сделать все возможное, чтобы спасти умирающую. Так закончилась наша экспедиция, которую мы готовили годами, выпрашивая деньги у спонсоров… Нам не сразу удалось добраться до Френсис, хотя казалось, что она лежит совсем близко. Двигаться на такой высоте – то же самое, что бежать под водой». Полуживая женщина бормотала: «Я американка! Не оставляйте меня…» Йен пытался одеть Френсис, но та походила на тряпичную куклу. Тогда он поднял её и понёс. Однако вскоре мужчина понял, что его попытки спасти Дистефано подвергают реальной опасности не только его самого, но и его возлюбленную Кэти. Френсис было решено оставить.

Спустя год пара решила повторить попытку достигнуть вершины. Их восхождение оказалось удачным. Уже на обратном пути они заметили тело той самой Френсис. Они в ужасе смотрели на неё: она лежала там же, где Йен и Кэти оставили её год назад. Тогда пара решила вернуться позже, несмотря ни на что, и захоронить Дистефано. На это ушло восемь лет и все сбережения Вудхолла – но он вернулся и похоронил женщину: «Я завернул Френсис в американский флаг и вложил записку от сына», – рассказывает британец. – «Мы столкнули ее тело в обрыв, подальше от глаз других альпинистов. Теперь она покоится с миром. Наконец-то я смог хоть что-то для неё сделать».
 

«В таких экстремальных ситуациях каждый имеет право выбора: спасать или не спасать партнера… Выше 8000 метров все твои силы сосредоточены на тебе самом и вполне естественно, что нет лишних сил помочь кому-то другому. Роскошь нравственности непозволительна на высоте более 8000 метров» — Мико Имаи, японская альпинистка, ветеран гималайских восхождений

Май 2006 года. Дэвид Шарп, давно увлекающийся альпинизмом, отправился покорять Эверест в одиночку – у него не было денег, чтобы нанять проводника. Внезапно почувствовав себя плохо, англичанин упал на скалы посреди северного гребня. Его кислородный баллон отказал на высоте 8500 метров. Он не мог самостоятельно продолжать путь и до последнего надеялся на постороннюю помощь. Но все проходили мимо, желая завершить свой «подвиг» покорения Эвереста. В тот день мимо британца прошло более сорока альпинистов! Среди них была даже съемочная группа Discovery. Некоторые из проходивших мимо уверяли: британец выглядел так, словно отдыхает. Только у одного человека хватило смелости признать правду: Шарпа просто-напросто бросили умирать.

«По меньшей мере, наша экспедиция была единственной, кто пытался оказать ему хоть какую-то помощь: наши шерпы дали ему кислород. В тот день мимо него прошли около сорока человек, и никто ничего не сделал» — вспоминает Марк Инглис. А ведь британца можно было спасти. Дэвид провел целую ночь без кислорода в компании «мистера зеленые ботинки». Всего-то и нужно было, чтобы экспедиции, которые шли на вершину, договорились спасти Шарпа. Но не было ни оборудования, ни денег. Если бы в лагере нашёлся хоть кто-то способный оплатить эвакуацию, англичанин остался бы жив.

«Трупы на маршруте – хороший пример в назидание о том, что надо быть более осторожными на горе. Но с каждым годом восходителей всё больше, и по статистике количество трупов будет прибавляться вместе с ними. То, что в нормальной жизни неприемлемо, на больших высотах рассматривается как норма»Александр Абрамов, мастер спорта, чемпион СССР по альпинизму, участник операции «Эверест 8300. Точка невозврата»

Все альпинисты, когда-либо погибшие при восхождении, навсегда остаются на Эвересте. Так почему же никто не забирает тела со склонов? Почему их оставляют лежать на глазах у идущих на вершину? К сожалению, в большинстве случаев забрать тела с вершины попросту невозможно. Все, кто пересекает «точку невозврата», преодолевая отметку в 8300 метров, прекрасно это понимают. Вертолёт не может работать на такой высоте из-за разряженной атмосферы. Полёты со стороны Тибета запрещены вовсе!

А если человек погибает на руках своих товарищей? Почему же и в таких случаях его оставляют на горе? Во-первых, это требует очень больших технических и денежных средств. Операция по вывозу погибшего в долину будет стоить его семье несколько десятков тысяч долларов. Во-вторых, это подвергает опасности альпинистов, которые участвуют в операции – и даже слаженность их действий не может гарантировать конечного результата. Тела тех, кто сорвался в пропасть, чаще всего недоступны для спасательной команды.

«Нельзя продолжать совершать восхождения, лавируя между трупами, и делать вид, что это в порядке вещей».

Для многих трупы на тропе стали обыденной вещью, но русские альпинисты не в их числе: Олег Савченко стал инициатором специальной экспедиции на вершину Эвереста с целью помощи погибшим. Он решил: если нет возможности спустить тела, то нужно их хотя бы капсулировать. Операция называется «Эверест. 8300. Точка невозврата». Она проходит на северном склоне со стороны Тибета. Там группа российских альпинистов намерена капсулировать 10-15 погибших. Капсулы представляют собой вечное нетканое полотно: оно способно выдержать сильные морозы и не подвержено тлену. В таких саванах тела смогут пролежать до 200 лет. Чтобы ткани не повредил ветер, её закрепят ледобурами — специальным альпинистским креплением. Эта ткань весит крайне мало и не станет большим грузом при восхождении. Группа отправилась в путь 18 апреля: они планируют сделать семь остановок.

Тела погибших так и останутся на склонах Эвереста до тех пор, пока не появится безопасный способ забрать их оттуда, но теперь они хотя бы будут скрыты от глаз других альпинистов. На высоте более 8000 метров, в «зоне смерти», такой вариант представляется наиболее гуманным из всех возможных.

Автор: Надежда Долгорученко
Фотографии: nnm.me ;
nationalgeographic.com ;
everest8300.ru