Стандартные тренажерные залы и «качалки» уже перестали удовлетворять избалованную московскую публику. Сегодня успешные люди выбирают тренера не по накаченному прессу и улыбке, но чувствуют, когда за улыбкой есть сила. Предприниматели рассказали Sport Media News, почему беговой дорожке они предпочли боксерские перчатки, зачем они тренируются в строгих, деловых костюмах и с какой целью приводят в зал своих детей

 

ЗА ОДНОГО БИТОГО ДВУХ НЕБИТЫХ ДАЮТ

Сергей Заяшников, президент Российской Лиги Муай Тай,
тренер по ОФП и тайскому боксу

Я веду в частных залах, занимаюсь с VIP-клиентами (по-русски «ВИПы»).
Это люди, которые работают, образно говоря, на высоте Эвереста, там все другое. ВИП не может просто выйти в народ, не может быть слабым при ком-то, но ему необходимо иметь возможность где-то получать «звездюлей». Любому живому существу важно испытывать два состояния: первое – периодически кого-то догонять и рвать в клочья, второе – убегать и прятаться. Когда у тебя нет второго, то это накапливается, как радиация. И не важно, ты большой генерал или начальник корпорации.

ВИП всегда может взять крутого чемпиона для подкачки мускулов, но он не доверит ему свою судьбу. Ему стыдно быть жалким. Тренер тупо не понимает, что ВИП вчера ночью выпил 2 бутылки коньяка с нужным человеком, а сегодня летел 9 часов и голова забита другим. Простые отжимания и качание пресса не помогут разгрузиться. Здесь важно дать психофизические упражнения и найти общий язык с человеком. Если ты не говоришь на его языке, ты себя обманываешь. Хотя и у меня не всегда это получается, и, как у любого хирурга, есть свое «личное кладбище».

ВИПы не приходят ко мне с вопросами. Я должен сам понять, что хочет клиент. То, что люди просят, и то, что они действительно хотят – это зачастую вообще противоположные вещи. Чем больше ВИП достигает в карьере, тем меньше становится«золотая клетка» его личного пространства. Он уже не может выйти из образа. И, конечно, он придет ко мне, если захочет из «клетки» выйти. Потому что водка и хобби уже не помогают. Но человек может раскрыться,
а может и нет.  За это я и люблю свою работу – непредсказуемость!

В целом основную работу делаю не я, а мои ассистенты. В нашей команде первоклассные боксеры, борцы, тай-боксеры, уличные хулиганы, представители силовых структур и экстремальных видов спорта — приглашаю лучших. Среди них мастер спорта СССР по боксу Шихшабек Зайналбеков, мастер спорта международного класса Беларуси по тайскому боксу Дмитрий Абдуллин, челенджер на титул ММА Эл Яквинта (Al Laquinta), Нью-Йорк, и другие именитые спортсмены.

Не выходя с 61 этажа башни «Федерация», клиенты видят весь мир, встречаются с неизведанным. Это и есть для меня ОФП (общая физическая подготовка). Самое главное – запустить процесс, а потом просто наблюдать и подправлять. В чем проблема любого тренера? Его хватает на 2 месяца, потом он начинает повторятся, и люди уходят. Поэтому побеждает всегда команда. Когда я приглашаю каждый раз новых тренеров, я неисчерпаем, как Вселенная. Моя задача сделать так, чтобы человек бежал на тренировку с удовольствием,
а дальше он сам время найдет.

ЗАЧЕМ ДРАТЬСЯ?

Ренат Губаев,
IT предприниматель

Если долго не дерешься, возникает страх, как ты в этой ситуации себя проявишь. Последний раз я дрался в институте: ночью в переходе на меня накинулись 4 парня, морду набили. В мужских компаниях всегда активно обсуждаются бои, все смотрят ролики в интернете, разбираются в бойцах, но как только ощущают реальную опасность, начинают волноваться и стараются избежать ситуацию. Понял, что надо с этим что-то делать, захотел учиться драться.

Я вырос в Нижнекамске (Татарстан), там в 90-х все было достаточно криминализировано. В группировках я не состоял, но невозможно было там жить и с этим не соприкасаться. Сам получал регулярно, до сих пор на голове шрамы. С Сергеем Ивановичем мы занимались тем, что он учил меня драться с гопниками, как правильно выстоять и защититься. Через какое-то время я сам попросил организовать мне такую драку (обучающий спарринг). Тут важно преодолеть психологический момент, когда на тебя выбегает толпа, орущая матом. Нападает один, а остальные воздействуют психологически. Адреналин бешеный. Хотя самое сложное – подготовка. Ты знаешь, когда произойдет событие и внутренне ждешь. Знаешь — когда, но понятия не имеешь, кто и с какой стороны зала нападет.

Это хорошо помогает в жизни, в отношениях с людьми и на работе. Снимает уровень тревоги, неосознанный. Чувствуешь себя гораздо спокойнее и увереннее, не боишься получить, не боишься дать. В целом такие ситуации совершенно пропадают из жизни.

Андрей Лобутев,
Московская коллегия адвокатов «Лобутев и партнёры»

Если встретил опасного человека на улице в подворотне, первое правило – беги. Второе – делай то, что от тебя не ожидают. На тренировках бывают занятия в брюках, пиджаке и ботинках, чтобы понимать, какой маневр сделать, находясь не в спортивной форме и босиком, а в ботинках на улице. Лучше, конечно, такие ситуации избегать. Но если не получилось — бей так, чтобы можно было потом убежать.

Создание специфических условий в зале потом может спасти тебя на улице.
От элементарных нападений до нестандартных ситуаций, которые могут случиться. Это придает уверенности в себе, в своих силах, и позволяет не совершать глупых поступков. Первое, чему учишься — возможности убедить человека не переходить какую-то грань. Это применимо не только на улице, но и по жизни, и в бизнесе. Хорошо дисциплинирует и чувствуешь себя спокойнее.

Занимаются те, кто пришел к пониманию, что ему это надо. Подсознательно
я это чувствовал и здесь нашел реализацию. Плюс отлично снимается напряжение. За день устаешь: то переговоры, то работа, какие-то проблемы в бизнесе. Сюда приехал, выложил все, выходишь – и голова свободна, чувствуешь себя абсолютно расслабленным. Он тебя выжимает и всё.

КАЖДАЯ ТРЕНИРОВКА — НОВЫЙ ОПЫТ

Ренат Губаев: Первая тренировка. Я приехал в «Небо» (элитный wellness— клуб. — Ред.), поздоровался и даже не успел раздеться, как мы оказались в спортзале: я лежу на спине в пуховике, тренер сидит на мне сверху и душит. Как я выкрутился – не помню. Думаю, он меня отпустил, иначе бы я из-под него не вылез. Мысль была, что я попал в правильное место. Конечно, бесполезно из уже сформированного, взрослого человека пытаться сделать мастера спорта, но с другой стороны, например, в фитнес-центрах слишком щадящий подход. Нужен баланс: показывать и прикладные вещи, которые реально могут пригодиться, и интересную профессиональную часть для развития.

Андрей Лобутев: У Заяшникова принцип такой: можно быть мастером бить по лапам, но если хочешь чему-то реально научиться, то должен бить по человеку. Одевается шлем, защита и сразу полный контакт – учись бить в тело. Я тренера бил (в экипировке, конечно). Сначала мы занимались с ним индивидуально, потом нас ставили в спарринги. Через какое-то время ко мне стали приглашать разных тренеров: по боксу, борьбе, карате, тайскому боксу. Каждый тренер привносит что-то свое. Вроде отрабатываешь уже пройденные элементы, но постоянно получаешь новый опыт. Поначалу было сложно переключаться между разными стилями, иногда от тренеров прилетало.  И несмотря на то, что я занимался раньше боксом, в остальном чувствовал себя как профан.

 

О МЕТОДИКЕ или «ПРИВЫКАЙТЕ БИТЬ В ПАХ»

Андрей Лобутев: Тренер чувствует и сам понимает, что тебе надо. Если мне хочется что-то попробовать, он говорит: «Да не вопрос!». Но если видит, что ты не готов, то честно об этом заявляет или предлагает альтернативу. Когда занимаешься с приглашенными тренерами, Заяшников всегда наблюдает и корректирует со стороны. Видит, как правильно донести мысль, когда это не может другой.

У меня есть хобби – охота на диких животных в разных уникальных и удаленных местах планеты. Конечно, это большой риск и порой бывают травмы. Но тренировка всегда будет продумана так, что травмы не будут тебе мешать.
На улице может случиться все, что угодно: никто не будет спрашивать, есть у тебя рука или нет, здоровые ноги или больные. Тренер научит пользоваться всем остальным телом, покажет, что делать и как выйти из ситуации. Весь его подход – абсолютно новый. Ты бьешь не лапу, не груши, ты бьешь в человека. Учишься защищаться, в том числе различными предметами, у нас даже были тренировки с настоящими ножами.

Ренат Губаев: Здесь тебе сразу говорят: «Привыкайте бить в пах». Мы всегда одеваем защиту (бандаж), и во время тренировки любой может ударить другому в пах. Сначала это кажется неприличным, потому что такое табуировано в честной драке, но он учит реальным ситуациям. Доходит быстро — через 5 минут все начинают держаться друг от друга на расстоянии ноги. Тренер также может внезапно подойти или во время разговора атаковать. Но ты знаешь, что соперник не нанесет тебе серьезных повреждений в спаррингах на тренировках, ведь мы вместе стараемся научиться чему-то.

На улице все происходит быстро: сцепились, кто-то ударил по голове, кто-то упал, и все. Там обычно решает готовность человека пожертвовать большим. Если один готов отдать свою куртку, а другой – убить, то выиграет тот, кто готов убить, т. к. у него уровень ставки на драку гораздо выше. Конечно, если нет сильного перекоса в весе, кондиции и т. д.

 

ПОДРОСТКАМ ТОЖЕ НУЖЕН АДРЕНАЛИН

Андрей Лобутев: Дочь пришла и сказала, что хочет заниматься боксом.
Потом мы вместе съездили на бои, и она начала ходить на тренировки. В таком возрасте, 16-18 лет, у подростков постоянные перемены настроения, надрывы. Занятия позволяли ей выплеснуть все эмоции, разрядиться, она стала более спокойной. Просто ходить в спортзал – бестолково. Можно бегать на дорожке, крутить велосипед, поднимать штангу, но ты должен понимать, что ты делаешь и зачем? Здесь с тренером ты получаешь все в одном месте и с положительными эмоциями.

У меня абсолютно не было внутреннего сопротивления, что дочь занимается таким серьезным видом спорта. Ей нравится – хорошо. Это полезно, чему-то ее учит и дает уверенность, дисциплинирует. Иногда мы вместе тренировались в зале, она в полную силу отрабатывала свои удары на мне. Было довольно ощутимо, у нее получалось.

Лиза Лобутева,
студентка МГИМО, I курс

У меня был эмоциональный подростковый период в 10 классе, переживания по учебе и в личной сфере. Поговорила с папой, что тоже хочу отдавать свои эмоции в бокс, он поддержал.В основном занимались индивидуально, но иногда с ассистентами. Периодически я на папе тренировалась (смеется. – Ред.), он защищался.

Девушка силой никогда не возьмет, нужно брать техникой. Тренер учит: «Ты его не уронишь, помоги ему упасть». Главное – найти путь выхода и убежать. Отлично работает каблук-шпилька, но я пока только на устойчивой подошве замах ногой сделать могу.

При отработке элементов он может заговаривать, отвлекать или кричать,
ты теряешь концентрацию, и удар не получается. Эти ситуации важно отрабатывать, т. к. в жизни никогда не знаешь, при каких условиях будет нападение. Ассистенты могут хватать за одежду или за волосы, моя задача — увернуться или сделать шаг в нужную сторону, чтобы избежать контакта. На практике мы учимся выходить из разных ситуаций, бороться на ковре, делать удушающие удары. Были ситуации, когда сама синяки себе ставила, если неправильно ударяла. Хотя и тренеру от меня доставалось.

В первую очередь тренировки для меня – это творчество и выплеска адреналина. Это не книжку прийти почитать, тут тебе может и влететь. Но страха нет. Наверное, потому что еще не нокаутировали.

Сергей Заяшников: Подростки обычно ищут авторитет на стороне. Я веду себя с ними по-взрослому, выступаю в качестве катализатора: говорю, что думаю, страшно матерюсь, шокирую. Им сначала сложно привыкнуть. Ботан (воспитанный, образованный молодой человек из хорошей семьи) всегда думает, что в ситуации перед дракой на улице с ним разговаривают. Да никто с ним не разговаривает, просто дикий зверь на него рычит. Первое – тебя отвлекут, второе – никто жалеть не будет. Страх – это реакция на неизвестность. Когда ты прошел падение, ты все еще боишься,
но тебе легче из ситуации выйти или обойти ее.

Я вообще последний год посвятил тому, чтобы измениться и научиться говорить с молодежью на одном языке. Это гораздо труднее, чем отжиматься. У молодежи теперь новое оружие, подаренное Стивом Джобсом – айфон. Ботаны мощно объединились через интернет и смартфоны во всевозможные соцсети и приложения. Хотелось сделать простую систему, чтобы человек сам мог выбирать правила игры и определять, какие услуги и технологии ему нужны.
В апреле я выложил в сеть для тестирования «пробник» приложения RAMTL (play.google.com). Теперь можно самостоятельно управлять своими возможностями и ресурсами, а не быть жертвой спортзалов и тренеров, навязывающих определенный набор техник. Клиент изменился и нам нужно адаптироваться. Если сегодня ты не сделал что-то, чтобы молодые оценили и сказали «o, cool!», ты – мертвец. А жизнь – это движение, дерзайте!

 

Автор: Наталья Лоскутникова
Фото: Александр Сивов, личный архив С.И. Заяшникова