2статья

Основатель проекта «Спарта: Новые герои» Антон Бритва о том, в чем на самом деле заключается мастерство ведущего тренингов и насколько важным может стать всего одно смелое решение.

— Как давно существует «Спарта»?
— «Спарте» уже лет 5-6. Честно говоря, у меня было такое количество событий за это время, что я начинаю в годах путаться. Изначально, «Спарта» представляла собой такой симбиоз  многокомпонентного экстремального тренинга – это было здорово. Это словно давало сильный укол адреналина. Однако укол адреналина дает только импульс движения, а если не проложены «рельсы», по которым человек может двигаться дальше, то, к сожалению, толку от подобного укола в разы меньше. Поэтому, пару лет назад было принято решение о прекращении проекта в том виде, в котором он существовал. Я ушел перерабатывать материал, партнер ушел в коучинги, а затем в спорт.

Я путешествовал, учился у интересных людей, смотрел на другие точки зрения, на то, что такое психологическая составляющая и контекст тренинга. После этого я начал формировать новый проект, который существует до настоящего времени. И даже приобрел какую-то популярность, что, безусловно, приятно.

— Получается, что проект «Спарта» – о переменах? То есть человек приходит к вам меняться. А как ты сам меняешься с проектом? Есть ли какая-то динамика или закономерность, которую ты за собой видишь?

— Ответ — да. Меня «Спарта» очень многому и учила, и учит. Во-первых, Спарта заставляет постоянно развиваться. Моя аудитория всегда старше меня. С самого первого тренинга, когда я был совсем еще юнцом, приходили люди в среднем на 4-5 лет старше меня. Это значит, что мне нужно было, чтобы собравшиеся зрелые мужчины воспринимали меня не только как равного себе, но и как человека, который имеет право доносить до них какую-то мысль. Для этого важна постоянная или хотя бы систематичная работа над собой.

Честно признаюсь, прошлый год мне было нелегко. Я провел сорок шесть трехдневных тренингов, и около 45 дней я был в дороге. При этом нужно еще ходить в спортзал, так как одним из элементов «Спарты» являются единоборства. Теперь попробуй совместить тридцать выездных тренингов, систематическое посещение спортзала и различных секций единоборств. Однако «Спарта» научила адаптироваться и работать в таких вот условиях. «Спарта» научила рано просыпаться, идти тренироваться утром и после работы, научила самостоятельно работать.

— Не у всех есть возможность вести такой образ жизни…

— Я, честно говоря, в отмазки «нет времени и денег» не верю. Я верю в слабость, трусость, неуверенность в собственных силах. Я знаю, что если человеку что-то нужно он – вылезет и сделает. Я помню, как грезил о первой машине. И я получил бы ее, работая на своей стационарной работе и откладывая целиком и полностью зарплату года четыре. Я очень хотел тот автомобиль.

Для меня как для человека, выросшего в нищете, на тот момент это стало каким-то осознанием своих возможностей – я вылез и купил себе этот самый мерседес.

Мне важно было уйти из корпорации и заняться своим делом. Когда я начал заниматься «Спартой», у меня не было ничего. Но я понял, что есть мечта и идея, в которых есть сила, и их просто надо начать реализовывать. А вернуться в компанию на менеджерские позиции можно в любой момент. Прошло полтора-два года, и я начал «в белую» зарабатывать в полтора раза больше, чем топ-менеджмент компаний, в которых я работал.  Одна из самых сильных перемен, которые произошли со мной в «Спарте» – я научился принимать людей такими, какие они есть.

Раньше как у парня, который хотел стать сильным, у меня была весомая потребность соревноваться, проверять, кто сильнее, а кто слабее, кто что может и не может и т.д. С годами это ушло, и я перестал специально искать недостатки в других людях, сравнивать всех со всеми, в том числе между собой. Когда ты впервые делаешь шаг по направлению к саморазвитию, у тебя появляется такое – «ага, я вот развиваюсь, а они нет». Это неправильно. Я тоже через это пришел к принятию людей со всеми их прелестями и недостатками и рад этому.

— Сейчас много тренингов, в чем принципиальное отличие «Спарты»?

— Ну вот, стоят две машины – одна работает, другая нет. А с виду обе красивые.

— Какую роль в тренинге ты отводишь себе? Воспитатель, учитель, тренер, просто пример для подражания?

— Исключительно роль тренера. Ребята, которые проходили тренинг, общаются со мной совершенно на равных. Я понимаю, что они какую-то толику уважения высказывают, но, тем не менее, на равных. Когда я недавно вел проект «Спарта Про» для выпускников основного курса, то вообще не выступал в роли тренера.

За весь тренинг я сказал фраз 20-25, но люди вышли просто с ошеломляющими результатами. И это не только мое мнение, а мнение людей, прошедших тренинг. Я понимаю, что я отчасти флагман, что от моих личных результатов зависят показатели ребят, которые однажды посмотрели на «Спарту» и увидели в ней ценность. Поэтому приходится быть примером

— А как ты определяешь, что тренинг помог человеку? 

— Лучший с моей точки зрения тренинг – это когда человек с зевающим лицом выходит после занятий и говорит: «тренинг говно, а тренер урод!». Но через определенный момент времени в его жизни наступают сильные изменения. Это происходит после того, как сформированы надлежащие условия для того, чтобы человек до всего дошел своей головой, а это архисложно. Потому что директивно командовать «иди и сделай» будет не сложно. Мастерство заключается в том, чтобы человек подумал, что он все сделал сам и сам до всего дошел.

Беседовал Дмитрий Герасимов

Иллюстрация Мария Сусаренко

Фото: из личного архива Антона Бритвы