Как поменять солнце, пляжи и карнавалы на холодную зиму и красоту русских женщин. История жизни бразильского спортсмена и тренера, кардинально изменившего свою жизнь, переехав в Россию.


—Расскажите немного о своей семье. Как проходило Ваше детство в Бразилии?

—Я родился в Сан Паулу. Когда был маленький, наша семья переехала в Рио-де-Жанейро. У меня есть мама с папой, брат и сестра. Детство было обычное, спокойное для ребенка, который растет в Бразилии. Всегда было много друзей, после школы мы целыми днями проводили время на улице, играли в футбол. Все постоянно гуляли целыми семьями. Можно сказать, что я застал лучшее время в Бразилии. Часть моей семьи жила в пригороде. Я очень часто бывал на природе, играл там с животными. У меня было счастливое детство. С ранних лет я почувствовал страсть к спорту: играл в футбол и баскетбол, немного занимался футзалом. Практически построил профессиональную карьеру в футболе. Так как еще с детства я начал посещать различные секции борьбы, то получил достаточное представление об этом. Я уже тогда понимал, чем хочу заниматься в будущем.

—Вы заканчивали какое-нибудь учебное заведение, работали по специальности?

—В течении 15 лет я работал инструктором в фитнес-клубе. На самом деле, до того как поступить в университет (я дипломированный специалист в области физической культуры), я уже преподавал. Иногда приходилось работать охранником в ночных клубах для того чтобы оплачивать обучение и тренировки.

—Как Вы познакомились с джиу-джитсу?

—У меня был некоторый опыт в карате. Кроме того, я немного занимался тайским боксом, в университете увлекся дзюдо. Я стал ходить в зал, где основной преподаватель был тренером по Лута Ливре. Это приблизительно то же, что и грепплинг в России. В этом зале я занимался в течение года. После этого я перешел в другой зал, где познакомился с преподавателем, с которым занимаюсь до сегодняшнего момента. Там мы начали совместную работу в тренажерном зале. Расплачивался со мной он тем, что проводил индивидуальные занятия по джиу-джитсу. Так я все больше и больше влюблялся в джиу-джитсу. Спустя какое-то время я понял, что это то, чем я хочу заниматься в жизни, но я не знал с чего начать, потому что мне нужно было работать, для того, чтобы как-то обеспечивать себя. Сегодня, если ты очень хорош в джиу-джитсу, то ты можешь зарабатывать на этом, но в те времена, даже если ты был самым лучшим, тебе это не приносило никакого дохода. Со временем я стал отказываться от каких-то вещей, для того, чтобы все больше и больше погружаться в джиу-джитсу.

—Вы знакомы со знаменитой семьей Грейси?

—Я начал тренировки с моим тренером, Родриго Пагани, он в то время был частью команды, которая в свою очередь была частью команды знаменитой фамилии Грейси. Ее основателями были Хелио Грейси, Рокер Грейси, Ройлер Грейси, Риксон Грейси. Я ходил с ним на тренировки, где и познакомился с этой семьей. Я принимал участие в разных соревнованиях. Им понравились мои выступления, они меня приглашали тренироваться к себе в зал. Но в то время у меня не было финансовых возможностей, чтобы оплачивать эти тренировки. Плюс я далеко жил. Приходилось тратить много денег на дорогу. Они дали мне возможность заниматься бесплатно, а взамен я убирался в зале. Также, когда было необходимо, они оплачивали мои членские взносы для участия в соревнованиях. Поэтому я благодарен им за то, что они открыли для меня двери своего зала и положили начало моей карьеры.

—У русских есть определенные стереотипы, относительно Бразилии (карнавалы, сериалы, футбол). Есть ли аналогичные стереотипы у бразильцев, относительно России?

—О Бразилии все думают, что это какой-то вечный карнавал и вечеринки, но Бразилия огромная, у нас очень много мигрантов, которые также привозят свою культуру в страну. Если вы поедете на юг Бразилии, где больше всего мигрантов из Европы, там не будет никакого карнавала. На самом деле, бразильцы много работают, а зарабатывают очень мало. И когда есть какой-то повод отпраздновать что-то или наступают праздничные дни, они это делают с размахом. То, что вы можете видеть в сериалах, зачастую не является правдой. Единственная правдивая вещь – это то, что бразильцы довольно веселый и счастливый народ.

Что касается стереотипов о России. Все бразильцы считают, что русские – непременно блондины с голубыми глазами, что они выше двух метров и выглядят как богатыри. Но мы с вами видим, что это не совсем так. Также бразильцы думают, что русские очень закрытый народ, не дружелюбный. Если столкнуться с русским, то первое впечатление будет именно таким. Но со временем, если у тебя получается завязать дружбу с русскими, они открываются, и ты видишь, что между нами не так много разницы. Я считаю, что Россия схожа с Бразилией. Личностные качества людей, живущих в больших городах и периферии очень схожи. Мы можем иметь какие-то стереотипы у себя в голове, но когда мы встречаемся с реальностью, то видим, что все не совсем так, как мы думали. Бразильцы также восхищаются красотой русских женщин, с этим я согласен. Русские женщины – одни из самых красивых в мире. Вещь, которую бразильцы понимают очень хорошо, – это красота.

 

—До России доходят разного рода страшные истории, которые происходят в бразильских фавелах? Так ли это на самом деле?

—Когда я был маленький, я жил практически напротив фавел. В них всегда были бандиты, всегда были те, кто продает наркотики, грабит. Разница в том, что, когда я был ребенком, те бандиты, которые грабили, не могли этим промышлять рядом с фавелами, потому что наркоторговцы не хотели привлекать внимание полиции. Но со временем произошло много кризисов, связанных с коррупцией. В фавелах стало больше оружия и наркотиков. Полиция стала поставщиком оружия для бандитов. Ситуация ухудшалась, и город становился все более опасным.

—Насколько сейчас опасно оказаться рядом с фавелами?

—Сегодня вы можете спокойно зайти в фавелу и гулять там, потому что внутри есть полиция. Поэтому, как бы ни было смешно, но сейчас фавелы — это самое безопасное место в Рио-де-Жанейро. Если вы будете посещать крупные туристические места, такие как пляжи Ипанемы, где большое скопление людей, то там самый большой риск быть ограбленным, особенно для иностранцев. Иностранцы, как правило, не знают, что можно делать, что нельзя, поэтому они попадают в сети мошенников.

—Как появилась мысль уехать из Бразилии?

—Когда я добился черного пояса, мои прежние тренеры, Рокер и Ройлер Грейси, всегда получали какие-то приглашения для того, чтобы открыть филиалы в разных местах. Поэтому, когда поступали предложения открыть зал, они всегда предлагали эти варианты мне. В то время уже были открыты филиалы в Сан Пауло, открывались филиалы в Бангкоке и в Норвегии. Но это все очень медленный и длительный процесс. И во время всех наших переговоров по поводу этой работы, я познакомился с одним бразильцем, который учился в России на медицинском факультете. У него был огромный интерес к этому спорту, была идея открыть в России зал для джиу-джитсу и пригласить меня в качестве тренера. В то же время на меня оказывалось большое давление со стороны семьи, потому что у меня был сын, которого нужно было воспитывать и обеспечивать. Я очень люблю свою семью, и тогда я понимал, что необходимо выбрать правильную профессию. Работа тренера джиу-джитсу не приносила никаких денег. Так как практически весь процесс переговоров был уже завершен, я продал все, что у меня было: имущество, машину, мотоцикл, дом. Оставил свою семью, оставил своего сына и приехал в Россию. Когда я приехал, все было совсем не так, как я ожидал. Практически четыре месяца я ничего не делал, не тренировался, не преподавал. Так началась моя история в России.

—Как Вас встретила Россия? Какие были первые впечатления, когда вышли из аэропорта?

—Так как я уже заранее знал, что приеду в Россию, пытался максимально подготовиться. Нашел магазин в Бразилии, где продается зимняя одежда. Купил шапки, куртки, кофты — все, что потенциально мне бы здесь пригодилось. Продавщица меня заверила, что все это я могу использовать до 30-35 градусов ниже нуля. Когда я вышел на улицу, за несколько секунд я настолько замерз, что быстренько вернулся назад в аэропорт, потому что по ощущениям мне казалось, что на улице 50 или 100 градусов мороза. Это был один из самых холодных дней в том году. Я все-таки вышел из аэропорта, не заметил, что там была какая-то металлическая планка на земле. Она была полностью покрыта льдом. Я сделал два шага, поскользнулся и упал. Вот так «тепло» меня встретила Россия.

—Какие трудности возникли в первое время, кроме языкового барьера?

—Мне кажется, что кроме языкового барьера больше никаких сложностей не возникало. Когда приехал, я сразу попал в общество бразильцев. Оно было большим – тусовка, где были русские, бразильцы, ангольцы. Это помогло мне быстро адаптироваться. Я не чувствовал какой-то грусти, печали и тоски по своей семье и друзьям. Самая большая проблема, которая была и остается – это язык. Везде необходима помощь русскоговорящего человека, который мог бы переводить мне. Много сложностей, с которыми мне приходится сталкиваться в изучение русского языка. Спустя длительный период времени, я научился немножко понимать, говорить какие-то простые вещи. Также большая сложность заключалась в том, чтобы найти еду, к которой я привык в Бразилии.

—Какое было первое слово, которое Вы выучили?

—Первое слово… Дайте-ка подумать. На самом деле, это было еще до моего переезда в Россию. Хороший друг моего отца, немец, сказал, что необходимо выучить одну фразу: «Пойдем кушать». Это было первое, что я выучил, еще будучи не в России.

—Что в первую очередь посетили в России?

—Первое место, которое я посетил в России, не Красная Площадь, как вы могли подумать. Это были Лужники, в которые мы поехали, чтобы проверить, есть ли там возможность арендовать зал, чтобы начать преподавать.

—Как происходила адаптация к ритму жизни в России?  

—На самом деле, первые три месяца были самыми тяжелыми, я не мог ничего делать один. Я не говорил по-русски, не знал, как передвигаться на метро. Я не тренировался и не преподавал. Все мои друзья, студенты, практически целыми днями занимались в университете. В течение трех месяцев мы постоянно встречались вечером и куда-то ходили кушать. Я очень часто думал о том, чтобы вернуться в Бразилию. Спустя три месяца, когда начал преподавать, тренироваться, я потихонечку вошел в какой-то ритм жизни. Адаптация была медленной. Если скажу, что на сегодняшний день я окончательно адаптировался, то это будет неправдой. Я думаю, что ни один бразилец никогда не привыкнет на 100% к России.

—Ожидание от России оправдалось в худшую или лучшую сторону?

—На самом деле, я не был в чем-то разочарован, потому что я ехал без каких-то завышенных ожиданий от России.

—Что Вас больше всего пугало?

—Я думаю, что самая большая вещь, которая меня здесь пугала, это вопрос здоровья. Система здравоохранения в России, врачи и их специализация очень сильно отличаются от бразильских. В Бразилии все профессиональные спортсмены постоянно находятся под контролем врача, который помогает им во всем. Они проводят терапию, регулярные осмотры – этого всего мне не хватало. И в этом была большая разница.

—При каких обстоятельствах Вы познакомились с супругой?

—Я прогуливался по улице, а она неожиданно меня остановила… На самом деле, нет, все было не так. Мой бразильский друг был знаком с некоторыми игроками мини-футбольного клуба «Динамо». И так как у нас было довольно-таки большое сообщество бразильцев, нас приглашали болеть за эту команду. На каждую игру привозили различные инструменты, барабаны, для того, чтобы пошуметь, как следует. Когда я был свободен, начал ездить вместе с ними. На этих играх я познакомился с Ритой, которая работала в «Динамо». Завязалась дружба – мы обменялись телефонами, начали переписываться в социальных сетях. Где-то год мы были друзьями. После этого начали встречаться как пара, а потом еще через год мы поженились.

—Насколько трудно было открыть свою школу?

—Преподавать я начал в академии у другого тренера. Где-то в течение года тренировал там три раза в неделю, потом улетел на каникулы в Бразилию. После того как я вернулся, у меня получилось найти небольшое помещение, которое находилось в спортивном зале университета. Я начал работать там. Некоторые ученики перешли из предыдущего зала вместе со мной, но сложностей было очень много. Учеников было мало, стоимость аренды была очень высокой. Тех денег, которые я зарабатывал преподаванием, не хватало, чтобы платить аренду и как-то жить. Так как у меня не было рабочей визы, мне еще приходилось раз в три месяца выезжать за пределы России.

—Возникало желание все бросить?

—В первое время я очень много раздумывал насчет этого. Но у меня было бы огромное чувство стыда, если бы я вернулся в Бразилию как проигравший. К тому же у меня не было смысла возвращаться, так как не было рабочего места, жилья. В тот момент я понял, что остаться в России — это мой единственный способ жизни.

—Как нашли зал, в котором сейчас тренируете?

—Мой друг нашел это помещение, стал арендовать его. Здесь он проводил собрания бразильцев, ему нужна была помощь в оплате аренды. Мы решили, что в определенное время тут будут проходить мои уроки джиу-джитсу. Постелили татами, и со временем все начало работать. Пространство было очень ограничено, не было даже приличных душевых и раздевалок. Это было в то же самое время, когда я познакомился с Ритой. Она помогла мне решить вопросы с визой, поэтому со временем все стало налаживаться. Наша команда росла, прогрессировала. Ученики стали выигрывать международные соревнования. Я сам еще в тот момент соревновался. Все больше и больше ребят стало приходить заниматься.

—Сколько специалистов работает сейчас с Вами?

—У нас есть два детских тренера, один тренер, который работает с подростковой группой. Я провожу основные занятия по вечерам для взрослых.

—В школе есть группы как для любителей, так и для профессионалов?

—В нашей школе действует разделение по уровню владения джиу-джитсу. Это группы для начинающих и более продвинутых. Джиу-джитсу сам по себе вид спорта для любителей, поэтому нет чёткого разделения на любителей и профессионалов, каждый находит то, что ему по душе.

—Получается, любой человек может прийти в школу и начать заниматься джиу-джитсу?

—В Бразилии раньше начинали заниматься с шестилетнего возраста, но на сегодняшний день мы можем встретить детей четырехлетнего возраста, которые уже занимаются. Если говорить о взрослых, то тоже нет какого-то определённого возраста, с которого можно начать. У нас занимаются новички сорока и пятидесяти лет. Джиу-джитсу подстраивается под человека в любом возрасте, с любыми физическими возможностями. В некоторых школах есть группы для людей с ограниченными возможностями.

—Можно сказать, что джиу-джитсу создано абсолютно для всех?

Проблема в том, что джиу-джитсу для всех, но не все готовы заниматься джиу-джитсу. Необходимо большое желание тренироваться. Очень многие начинают заниматься, но потом сдаются и говорят: «Ой, кажется, джиу-джитсу не совсем для меня, наверное, это не мой вид спорта». Это неправда, просто человек сдался слишком рано. У нас есть множество примеров, когда люди себя перебарывали, продолжали заниматься и достигали хороших результатов.

—Отличается ли жизнь бойца джиу-джитсу в Бразилии от России?

—Конкретно сказать я не могу. В Бразилии дела обстоят немного лучше в плане получения спонсорской поддержки. Практически каждые выходные проходят соревнования, все они очень хорошо организованы, что помогает спортсменам расти и набираться опыта. В России же на данный момент очень немного школ и ещё меньше хороших преподавателей. Кроме того, нет никакой поддержки инвесторов, что вынуждает спортсменов самостоятельно оплачивать все свои соревнования. Единственное место, где всё хорошо развито и подготовлено кроме Бразилии — это Соединённые Штаты Америки. Жизнь, которой живёт сегодня российский боец, — это жизнь, которой в Бразилии жили 10-15 лет назад. А американские спортсмены вообще никогда не проживали.

—Расскажите немного о философии бразильского джиу-джитсу. О правилах, которые есть в школах Рибейро?

—Каждая школа, которая входит в ассоциацию Рибейро, имеет свои собственные правила. Если вы придёте в любой зал, то там увидите доску, на которой они написаны. У нас есть базовые правила — это приветствие своего преподавателя, своих партнеров. Большое значение имеет уважительное отношение к владельцам всех поясов и всех рангов. Это такие базовые вещи, которые есть в каждом зале, по крайней мере, я очень на это надеюсь. Но существуют и особые правила. Одно из них, например, гласит, что вы можете использовать в зале кимоно только определенного цвета. Можно встретить разные правила, но в целом философия бразильского джиу-джитсу основывается на уважении к своему преподавателю. Для каждого ученика честь представлять своего мастера. Твоя команда — это твоя вторая семья. Это основные принципы философии джиу-джитсу, но эти правила и эта философия не могут относиться только к происходящему на татами, это должно переноситься и в обыденную жизнь человека. В джиу-джитсу, когда ты сталкиваешься со сложностями или проблемами, ты перебарываешь себя. Считаю, что так же мы должны поступать и в своей повседневной жизни.

—В России существует проблема, связанная со слабым уровнем подготовки тренеров по джиу-джитсу.

—Если вы только начали заниматься джиу-джитсу, провели месяц тренировок, овладели некоторыми навыками и хотите поделиться ими со своим другом или родственником, то в этом нет никакой проблемы. Проблемы начинаются тогда, когда такие неквалифицированные тренеры открывают свои залы и обманывают своих учеников, а люди платят за такие тренировки деньги. Часто такие тренеры занимаются далеко не джиу-джитсу, а ученики просто не понимают, куда приходят. У очень многих из таких тренеров нет своего мастера, они не состоят в какой-либо команде, поэтому каждый свой пояс они получают от разных тренеров. С этим приходится сталкиваться повсюду в России. Белые пояса начинают преподавать. Пурпурные и коричневые пояса раздаются направо и налево. Они начинают аттестовать людей, хотя это имеют права делать только черные пояса. В России нет никакого контроля этого процесса.

—Как повысить уровень бразильского джиу-джитсу в стране?

—Я верю, что существует всего три способа повысить уровень джиу-джитсу в вашей стране. Первое — нужно привозить хороших, качественных преподавателей. Второе — стараться проводить крупные соревнования здесь, в России. И третье — необходимо, чтобы компании начали вкладывать инвестиции в спортсменов и академий.

—Насколько сильно отличается уровень джиу-джитсу в России и Бразилии?

—Уровень учеников очень сильно зависит от преподавателя. Поэтому, когда я смотрю на результаты наших ребят на соревнованиях,  когда посещаю различные академии за границей, то вижу, что наш уровень достаточно высок. Он гораздо выше, чем уровень некоторых бразильских академий, которые я посещал. Отъезд тренеров в США сильно сказался на уровне джиу-джитсу в Бразилии. Он стремительно стал ухудшаться, и не только потому, что уехали хорошие тренеры, но также и потому, что вместе с ними уехали хорошие спортсмены.

—Расскажите о своих титулах,  достижениях команды.

—Я четырёхкратный победитель чемпионатов Европы, победитель бразильских первенств, трёхкратный победитель соревнований бразильских штатов. Команда Рибейро участвует в очень многих соревнованиях, у неё имеется огромное количество титулов. Если говорить только о российском представительстве, мы стараемся путешествовать, участвовать во многих международных соревнованиях. Однако очень маленькая группа людей может себе это позволить. Это от 5 до 20 человек максимум. В моей команде есть ученики, которые уже становились чемпионами Европы в кимоно и без. Есть ребята, которые победили на последних соревнованиях во Франции. Ребята, которые регулярно занимают призовые места на соревнованиях в Москве. Существует много небольших соревнований, которые проводятся во Франции, Германии, Испании, в них мы тоже принимаем участие.

—Сейчас готовитесь к каким-то соревнованиям?

—Чемпионат мира и чемпионат Европы, который будет в конце января в Португалии. Также я очень хочу когда-нибудь отвести своих ребят на крупные соревнования в Бразилию.

—На данном этапе карьеры еще хотите выступать?

—Я всегда очень любил соревноваться, чувствовать адреналин в крови. Желание участвовать в соревнованиях идет изнутри, но с годами у меня больше возникает желание помогать своим ученикам, настраивать их, подготавливать, чтобы они побеждали. Я чувствую, что не был так рад собственным победам на последних соревнованиях, как я был рад победам своих учеников. На сегодняшний день могу сказать, что видеть, как они побеждают, доставляет мне большую радость.

—В России популярны зимние виды спорта. Как к ним относятся в Бразилии?

—Не так как в России, но бразильцы знакомы с зимними видами спорта.  Люди, у которых достаточно денег, могут позволить себе слетать в Аргентину и покататься на горных лыжах.

—Посещали какие-нибудь соревнования по зимним видам спорта у нас в стране?

—Только хоккейный матч, и всё. Было желание посмотреть бобслей, потому что моя тёща им занималась.

—В Бразилии очень популярен футбол. Как относитесь к российскому футболу, посещали матчи?

—За время пребывания в России я посетил только один матч. Это была недавняя товарищеская игра между Россией и Аргентиной. Я считаю, что уровень российского футбола будет расти, если будут привлекаться как можно больше иностранных специалистов, в том числе бразильских.

—Огромную популярность в настоящее время приобрело ММА. Как относитесь к этому виду спорта?

—Я нахожу ММА довольно интересным. Но для меня все самое интересное осталось позади, когда смешанные единоборства только появлялись. Тогда встречались представители разных стилей и выявляли лучшего. На сегодняшний день все так или иначе схожи между собой. Каждый из спортсменов знает что-то из бокса, борьбы, других видов единоборств. Поэтому для меня всё это стало менее интересным.

—Настолько значимы навыки джиу-джитсу в смешанных единоборствах?

—Если не знать хотя бы минимум бразильского джиу-джитсу, то никаких шансов попробовать себя в этом виде спорта нет. Раньше соревновались бразильское джиу-джитсу против карате, кунг-фу, бокса и так далее. Практически в ста процентах случаев представители джиу-джитсу побеждали. После этого все стали хитрые и тоже начали осваивать бразильское джиу-джитсу, заниматься боксом, борьбой, потому что поняли, что нужно владеть всем. Сегодня все примерно одинаковые, и мне это не так интересно.

—Когда приезжаете домой, что Вас спрашивают о России?

—Очень многие считают, что в России опасно, потому что показывают очень много репортажей о терроризме в России, но это не является таковым. Представление, которое бразильцы имеют о России, взято из фильма Рокки-4, когда Бальбоа дрался с русским боксером Иваном Драго. Как правило, ребята всегда интересуются русскими девушками. Я всегда своим друзьям говорю, что если вы хотите найти хороших жён, то вам нужно прилететь в Россию.

—Как предпочитаете отдыхать?

—Мне нравится находиться в кругу своей семьи. Если говорить о моей жизни в России, то в выходные я люблю встречаться со своими бразильскими друзьями. Мы много общаемся, готовим бразильскую еду, смотрим вместе фильмы. Для меня это самые хорошие выходные. Когда я в Бразилии, у нас есть такая традиция: в послеобеденное время вся семья собирается за столом и пьет кофе. Мы любим посидеть и хорошо посмеяться. Я думаю, время, проведённое вместе со своей семьёй, является самым важным.

—Как относитесь к русской кухне? Что попробовали первым?

—Для меня немного странно говорить о русской кухне, потому что иногда пробуешь какие-то вещи, а они оказываются не русскими. В Бразилии, например, огромное количество еды, и кухня отличается от штата к штату. Первое русское блюдо, которое я попробовал, был борщ. Так как у нас в семье было принято кушать супы, для меня не было ничего необычного в его вкусе. К тому же в Бразилии есть очень много супов, которые похожи на борщ. Самым необычным было попробовать сметану вместе с супом, потому что в Бразилии нет сметаны, она не производится. Вместе все получилось очень вкусно. Я думаю, что это очень хорошее сочетание.

 —Как выглядит сейчас ваш обычный рабочий день?

—У меня есть специально обученный тренер, который проводит утренние занятия, поэтому мне нет необходимости проводить утренние тренировки. Честно говоря, утро для меня — это не самое комфортное время для работы. В прошлом, когда я был действующим спортсменом, мне надо было активно тренироваться, поэтому приходилось всё время проводить тренировки по утрам. Сейчас их нет. Во второй половине дня я хожу в тренажёрный зал. Так как сейчас у нас есть разделение по группам между белыми поясами и цветными, то далее я прихожу на занятия и провожу тренировку для белых поясов, и сразу после них начинается тренировка для цветных поясов. С цветными поясами я тренируюсь сам. В таком режиме живу с понедельника по пятницу.

—Есть у Вас какая-нибудь мечта?

—Мы всё время двигаемся от мечты к мечте. На сегодняшний день моя мечта — это чтобы один из моих учеников, чёрных поясов, выиграл европейские соревнования. А в целом хочется, чтобы ученики получали черные пояса и выигрывали как можно больше международных соревнований.

—Близится Новый год. Отличается ли этот праздник в России от бразильского нового года?

—В Бразилии и России эти праздники проходят в кругу семьи. Отличие — это еда. Разнообразие еды в Бразилии гораздо больше, чем в России. Если говорить о других различиях, то если в Бразилии собирается вся семья, то это как минимум 50 человек. Похожи праздники тем, что все сначала кушают, потом идут смотреть фейерверки и снова есть. На следующий день все опять собираются и доедают то, что осталось. Отличие еще в том, что новогодние каникулы в России длятся семь дней, а в Бразилии всего два дня.

—Что бы Вы посоветовали нашим читателям?

—Я хотел бы оставить небольшое послание для людей, которые до сих пор ещё не знакомы с бразильским джиу-джитсу. Я очень надеюсь, что однажды вы выберете день и придёте на тренировку, чтобы поближе познакомиться с этим видом спорта. Я абсолютно уверен, что это будет как минимум интересный опыт для вас. Многие уже открыли своё сознание для джиу-джитсу, но до сих пор витает множество всяких предрассудков. Большинство федераций видят, что джиу-джитсу растёт, развивается, начинают запрещать проведение разного рода соревнований. Они вставляют много палок в колёса, запрещают аренду помещений для соревнований и семинаров. Они делают всё, чтобы препятствовать развитию джиу-джитсу. Поэтому я хотел бы пригласить тех ребят, у которых есть какие-то сомнения. Прежде чем что-либо говорить плохое или хорошее, придите на тренировку и проведите её. Ребятам, которые уже сейчас занимаются джиу-джитсу, хочу пожелать продолжать и ни в коем случае не сдаваться. Не останавливаться.

Автор: Виктор Баландин
Фотограф: Антон Зубков