19 июня в ТАСС прошла пресс-конференция, на которой Сергей Шнуров и Максим Семеляк представили биографическую книгу «Невероятная и правдивая история». Встреча с журналистами прошла бодро, весело и без спиртных напитков. Лидер музыкальной группы «Ленинград» подробно отвечал на все вопросы и с удовольствием рассказал о книге.

«Инициативу в руки взяла моя жена. Она любительница подобной литературы. В её молодости была книга про Prodigy, а вот про «Ленинград» такой книги нет. Она выступила продюсером этого проекта, надавила на Семеляка, который и написал книгу», — сказал Шнуров.
Также Сергей показал журналистам любимую фотографию в книге, на которой ему 3-4 года. «Это первый мой концерт», — пошутил артист.

О процессе создания книги Шнуров выразился коротко: «Всё сложилось легко, без напряга». Единственной проблемой стало авторство фотографий, которые красуются на страницах, но она быстро разрешилась.

В большей степени журналистов интересовала не столько книга, сколько сама личность Шнурова и его отношение к тем или иным вещам. Сергей поразмышлял о современных тенденциях, искусстве, русском языке, философии.
«Музыкантам принято задавать вопросы на общечеловеческие темы. Образ человека с гитарой стал каким-то сакральным. Это глупости. Они знают ровно столько, сколько знаете вы. Ну, ещё и ноты», — сказал Сергей.

Ближе к концу, певец рассказал немного о своих детях, жене и их взаимоотношениях. На вопрос «Почему вы выбрали именно её?» Сергей ответил коротко: «Потому что я её люблю. Даже с избытком. У неё такие замечательные кудряшки, мимо которых я не мог пройти».

После конференции Шнуров подарил несколько книг с автографами и дал отдельные интервью. Вот чем поделился артист с SPORT MEDIA NEWS.

Почему «хорошо, что все плохо»? Это как-то связано с коммерцией, или всё же с Вашим вдохновением, например, Вы черпаете его из плохого?

— Ну, смотрите,  дело в том, что я вообще люблю конфликты. «Плохо» здесь подразумевается, что есть некий диссонанс. Когда у тебя ассонанс: всё гладенько, всё звучит — тогда это хорошо. Если у тебя есть диссонанс — это плохо. Но это двигает тебя к решению этого диссонанса. То бишь, это и есть то, что я называю искусством. Это и есть твой внутренний мотиватор, это и есть, что называется, муза, вдохновение и т.д. Я ищу эти конфликты, мне они нравятся, прекрасно. Без конфликтов не было бы искусства.

Один из Ваших фанатов сказал, что можно запустить промо-акцию, чтобы Вы сами продавали книги у перехода, как Вам идея?

— Я думаю, что этот продавец будет один из самых дорогих в мире. Поэтому… не окупится.

Одна из подписчиц в инстаграме сказала, что с такими темпами Вашу книгу скоро в школьную программу внесут, как бы Вы к этому отнеслись?

— Мне кажется, вообще грядет большая реформа школьная. И книга — это атавизм. Она просто умрет, как таковая. Это будет не интересно никому, будут, скорее всего, какие-то видеокурсы. Что-то будет иное. Ребят, уже 3D  очки на подходе, а вы про какие-то книжки. Будущее школы, оно совершенно в ином.

Но если книга вернется?

— Не вернется. Мода на шпаги вернулась со времен мушкетеров? Нет. То, что было, то прошло.


Автор и фотограф: Александра Дембовская

Интервьюер: Бария Хизриева