Когда проводятся Олимпийские игры, то все войны и конфликты должны прекращаться – так гласит одно из правил этого главного спортивного соревнования. Но когда начинаются такие войны, как Великая Отечественная, спортсмены сами берут в руки оружие и идут бороться на другой фронт, совсем не спортивный. 

ОМСБОН

22 июня 1941 года проводилось спортивное мероприятие под названием «Мастера спорта – детям». Спустя пять дней на стадионе «Динамо» в Москве эти же самые мастера спорта записались в отдельную мотострелковую бригаду особого назначения – ОМСБОН. Это была своего рода гвардия, потому что для бригады ставились задачи, для выполнения которых были необходимы физически развитые, сильные и выносливые люди, коими и были спортсмены. Так, в составе оказались боксеры Сергей Щербаков и Николай Королев, братья-легкоатлеты Серафим Знаменский и Григорий Знаменский, прыгун в воду Георгий Мазуров, лыжники Иван Макропуло и Любовь Кулакова, штангисты Владимир Крылов и Николай Шатов, конькобежец Анатолий Капчинский. Они и возглавили диверсионные формирования, которые забрасывались в тыл врага, чтобы производить разведку, создавать партизанское движение и организовывать агентуру против немцев. В составе бригады также были и подразделения так называемых «белых дьяволов», о которых речь пойдёт дальше. Немногие из спортсменов вернулись с войны: гребец Александр Долгушин погиб в бою, лыжница Лариса Кулакова – в партизанской вылазке, конькобежец Анатолий Капчинский, будучи в составе знаменитого отряда «Победители» — в ходе диверсии.

«Белые дьяволы»

«Снежные призраки» и «белые дьяволы» — так назвали солдаты вермахта лыжные батальоны за цвет маскировочных халатов. Подразделения лыжников проходили десятки и даже сотни километров там, где не могла этого сделать техника, вели бои, проводили разведку. Лыжные батальоны формировались в самых «снежных» краях страны – Свердловской, Челябинской и Курганской областях. С началом войны большинство спортсменов отправились на фронт; оставшиеся приступили к подготовке лыжных батальонов. Уральские лыжники всегда славились своей физической подготовкой и множеством чемпионских титулов. Их сила и выносливость пригодились на войне. Подобные части существовали во времена советско-финской кампании, но гораздо большее влияние они оказали на ход боев Великой Отечественной – в битве за Москву, Старый Оскол, Сталинград. Батальоны выполняли многонедельную диверсионную деятельность в тылу врага; зачастую там они и погибали в полном составе.

Матчи смерти 

Мариуполь

31 октября 1941 на заводском стадионе встретились команды футболистов городской команды «Ильичевец» и немецкими танкистами. Несмотря на предвзятое судейство и жёсткую игру немцев, мариупольская команда выиграла со счётом 3:1. После игры футболисты оказались в концлагерях или были расстреляны.

Киев

Костяк команды «Старт», проведшей «матч смерти» в оккупированном Киеве летом 1942 года, составили игроки киевского «Динамо». Некоторые футболисты оказались на передовой с первого дня войны, кто-то успел эвакуироваться. Фронтовики почти тут же попали в плен – отступления и потери по Юго-Западному фронту в первые дни войны были огромными.

После оккупации Киева управа города начала восстанавливать культурную жизнь и как один из вариантов рассматривала проведение спортивных соревнований. К тому времени плененные футболисты были освобождены «под расписку» главы управы Киева и работали на хлебном заводе; они и вошли в состав футбольной сборной завода под названием «Старт».

«Старт» играл с «Рухом» (командой рабочих киевских фабрик), сборными венгерских и немецких военных частей. Затем против киевлян выдвинули роковой «Флакельф», где в состав входили немецкие зенитчики. Команды провели две встречи, обе выиграл «Старт». Последняя игра состоялась с «Рухом» и встречи немецких и киевских команд официально прекратились.

Футболисты были арестованы по разным причинам, в основном подведенным к причастности НКВД, наличии офицерского звания или партийного билета. Вопреки трактовке в сложившейся легенде о расстреле футболистов после матча, никто не был казнен тут же – игроки были отправлены в концлагеря и расстреляны зимой 1943 года, с началом масштабного наступления советских войск. О «матче смерти» написали множество книг и статей; так история обросла слухами и сложилась легенда о расстреле футболистов сразу после матча за отказ намеренно проиграть немецкой команде.

 

Матчи жизни

Ленинград

В ответ на сбрасываемые с неба немецкие листовки о том, что «Ленинград – город мёртвых», Военный совет Ленинградского фронта решил провести футбольный матч и доказать, что жизнь в блокаде продолжается и ленинградцы за неё борются. Найти игроков (а искали в госпиталях и на фронте принципиально тех, кто играл за клуб «Динамо» до войны), физически способных сыграть матч, по понятным причинам, было не просто, но команда была собрана и начала тренироваться.

Первая игра состоялась 6 мая 1942 года на стадионе «Динамо» на Крестовском острове между ленинградской командой и командой Балтийского флотского экипажа майора Лобанова и завершилась победой «динамовцев». Время матча было специально укорочено, так как многие игроки были в тяжёлом состоянии из-за ранений. Игра была прервана на некоторое время из-за очередной бомбежки; зрители и футболисты, уже привыкшие к подобному, переждали тревогу в бомбоубежище, а затем вернулись на стадион.

Для второго матча, состоявшегося 31 мая 1942 года, собрали других игроков – против «Динамо» сыграла команда «Н-ского завода», куда вошли бывшие футболисты «Спартака» и «Зенита». Хронометраж матча снова был укорочен по «медицинским» показаниям – сил у игроков было немного, некоторые даже так и не смогли выйти на поле. Команде завода не хватало людей – и тогда динамовцы «уступили» своего игрока. Матч записали и на следующий день транслировали по радио, а потом напечатали заметки в городских газетах. Заводская команда почти взяла реванш в следующем матче через неделю и завершила игру вничью.

Встречи продолжали проводиться в 1942-1943 годах, причём стали формироваться новые и новые сборные заводов, районов, воинских частей. Во второй половине 1943 года было проведено первенство Ленинграда, которое выиграла команда воинской части Быстрова, Кубок города, выигранный «Динамо» и юношеское первенство.

Сталинград

Товарищеская игра между московским «Спартаком» и сборной сталинградских команд «Динамо» состоялась после победы в Сталинградской битве и была приурочена к Первомаю – 2 мая 1943 года на стадионе завода «Азот». Матч был организован НКВД и городской властью чтобы показать, что битва за город выиграна, создать настроение праздника и объединить людей. Матч получил название «На руинах Сталинграда» и собрал около 9-10 тысяч зрителей.

Спартаковцы не ожидали встретить такого сопротивления, какое им оказали несыгранные сталинградские футболисты, сумевшие снова победить, но на этот раз – в мирном мероприятии.

Футбольный матч не просто показал, что разрушенный Сталинград возвращается к жизни, но и потряс зарубежную прессу: лондонские журналисты писали, что это «второе чудо Сталинграда» и «одно из проявлений того сталинградского духа, который свойственен русским воинам».

Уже после войны, как Сталинград стал Волгоградом, в городе неоднократно проводились встречи ветеранов, товарищеские игры и реконструкции исторического матча.

Забеги и заплывы

Забеги и кроссы – самое простое по организации и самое массовое по участникам спортивное мероприятие. Так было во времена Великой Отечественной войны, так остаётся и по сей день и поэтому, проводя спортивное мероприятие в поддержку чего-либо, выбор всегда останавливается на «королеве спорта».

Так и 70 лет назад в тылу было проведено множество массовых кроссов и пробегов: в сентябре 1941 года несмотря на приближение немцев к Москве, состоялся традиционный кросс в Сокольниках, там же 14 июня 1942 прошёл профсоюзно-комсомольский кросс, где принял участие марафонец Николай Копылов, ради этого приехавший с фронта, а также множество других различных всесоюзных забегов. Самый знаковый из них – «забег на побитие рекорда» в 1942 году на московском стадионе «Динамо», где советский спортсмен Феодосий Ванин по указанию командования побил рекорд аргентинского бегуна Хуана Сабале для поднятия боевого духа.

Пловцы тоже не оставались в стороне, своими достижениями отмечая победы и подбадривая народ. Искандер Файзуллин, заслуженный мастер спорта СССР, устроил заплыв по Дунаю после освобождения Будапешта. Хирург 347-го гвардейского Венского полка плыл по реке мимо придунайских городов, которые он освобождал в составе своего полка. Дистанция составила около 100 километров; Файзуллин преодолел её за 17 часов 54 минуты и 47 секунд.

Альпинисты

В ходе наступления на Кавказ, элитная дивизия альпийских стрелков «Эдельвейс» получила приказ водрузить нацистские флаги на Западной и Восточной вершинах Эльбруса. Приказ был осуществлен. Спустя полгода, в январе, советские войска вернули Кавказ и получили обратный приказ – снять немецкие флаги и водрузить советские. Для этой задачи были созваны из воинских частей все лучшие солдаты, занимавшиеся когда-либо альпинизмом. Командиров группы был назначен Александр Гусев, который уже до этого совершал восхождение на Эльбрус. Время у горной вершины было самое сложное – метели, заносы, мороз. Отряды разделились на три группы и начали штурмовать вершину с разных точек, чтобы встретиться у подножия и дальше продвигаться вверх. В итоге, 13 февраля 1943 года фашистские флаги были сняты и их место заняли красные знамена СССР.

Автор: Альбина Ахатова
Фото: eurosport.ru, footboom.com, geometr.it, gornovosti.ru, risk.ru, typical-moscow.ru