Говорят, бывает любовь с первого взгляда, а бывает, что она приходит осмысленно. Не то чтобы захотел, взял и полюбил, а именно когда долго вынашиваешь тёплые чувства, а потом раз — и всё! Вот она, встречайте! К каждому она рано или поздно приходит. Об этом мы и сами знаем, об этом так или иначе говорят кругом

Ивану почти 30 лет. Он толковый электрик, живущий в Бескудниково. Почти полжизни болеет за «бело-голубых» и с детства любит футбол. Таких «Иванов» в нашей стране много. Кто-то болеет за ЦСКА, потому что все «на районе» за них болеют, а кто-то — за «Спартак», потому что… Да мало ли почему?

С нашим героем я встречаюсь в пабе. Он чуть раньше освободился с работы и уже сделал заказ. Хорошо, что я пришёл вовремя.

Давай начнём с главного. Как футбол вошёл в твою жизнь?

– Честно говоря, любовь к футболу мне прививали с детства чуть ли не силой. Нет-нет, меня не били. Но на поле всегда практически тащили (смеётся). Друзья дворовые. К слову, до сих пор дружим. Ну не хотелось мне играть в футбол! Я был среди них самым мелким, и куда меня ставили? Правильно, на ворота. А вратарь из меня был, мягко говоря, не самый лучший. Да чего уж там, я и мяча побаивался.

Они меня на пару лет старше были. «Лоси» по полю бегают, такие «пушки» пробивают. В детстве-то разница в 2-3 года – уже почти пропасть, а дружить больше не с кем. Либо с ними, либо с девчонками. А это, сам понимаешь, в 5 лет – клеймо на всю жизнь, считай! Так вот, на ворота меня со временем перестали ставить, и  я перешел в защиту.

Почему в защите? (смеётся) Я ж говорю, самым младшим был, мяч не давали, все хотели сами гол забить. Мне в защите больше нравилось, старался выкладываться по полной. Здесь и потолкаться можно было, и по ногам побить старших, а чуть что, мои «лоси» всегда за меня горой были. Иногда меня травмировали. Ничего серьёзного, но бывало очень неприятно. Вот так и познакомился с этой замечательной игрой.

– Когда и как для себя открыл клубный футбол?

– Это было начало нулевых. За российские клубы никто из друзей особо тогда не болел. Мы все любили смотреть Лигу Чемпионов и Кубок УЕФА. У каждого во дворе была любимая команда. Я с другом болел за «Баварию». Как сейчас помню, когда сами играли в футбол, представлял, будто я — Мехмет Шолль. Ну, а другие болели за «Реал», «Лидс», «Ювентус». Да много тогда хороших команд было.

Смотреть любили у меня дома. Спасибо отцу за развлечение. Он всегда в опасные моменты вскакивал с дивана и кричал в телевизор. Это нас очень забавляло. Атмосфера сразу дружелюбная становилась, смеялись над такими проявлениями эмоций. А теперь, спустя годы, мы и сами кричим в телевизор! Считаю, это абсолютно нормальным, а на стадионе и вовсе в порядке вещей.

– Если говорить о российском футболе, то с чего он начался для тебя?

– Как это ни странно, но российский футбол начался для меня с немецкой «Баварии». В школе единицы за кого-то из наших болели. Был парнишка, он «Спартак» любил. Я с ним как-то разболтался, он показался мне надменным. Мол, мы — чемпионы, Егор Титов и так далее. Но я-то прекрасно помнил, как «Бавария» громила их. К слову, в Европе у «кб» редко бывают удачные выступления. А потом ЦСКА Кубок УЕФА выиграл. Команда была отличная. Конечно же, обратил внимание на них, к тому же, как и мюнхенцы, они красно-синие, и Ролан Гусев (долгое время мой любимый российский футболист) в составе был. Не скажу, что прямо болеть за них начал, но зауважал. Даже дома футболка Ивицы Олича была, куда-то делась, но не суть.

В старших классах школы от «боления» стал отдаляться. Меньше следил за командами, немного сменился круг общения, интересы у многих поменялись. Так получилось, что о футболе вдруг стало не с кем и поговорить.

Школа закончилась, поступил. Лето перед универом оказалось для меня переломным – чувствую, сейчас будет что-то важное, у моего знакомого лицо стало серьёзней, а тон жёстче – я устроился поработать (на карманные расходы, так сказать). Там познакомился с пареньком – Денисом, который на лет 8 -10 был старше меня. Он оказался динамовским ультрас.

Разболтались о футболе, о том, о сём. Он спросил: «А ты за кого?». Я рассказал, что армейцам симпатизирую, а Денис ответил, что это неудивительно, так как они сейчас «на коне». Каламбур. В тот момент мне стало неловко. Я подумал: «И в самом деле, чего я про ЦСКА сказал? Сейчас за них пол-России болеет». В ход пошёл юношеский максимализм. Этакое «отрицалово» с лёгким окрасом мазохизма.

– А почему ты болеешь за «Динамо»? 

– Я никогда не знаю, как закончится игра. От этого и победы, и поражения чувствуются особо сильно. А мне что, Достоевский. Трагизм. Классика… Потом он мне много рассказывал о команде, о болельщиках, о выездах. Я слушал и восхищался этому сумасшествию.

Когда началась учёба, я уже следил за «бело-голубыми» и всё чаще понимал, что слова Дениса – чистая правда. На одной игре прыгаешь от счастья выше головы, а после другой — всерьёз поглядываешь на бабушкин «Корвалол». Да, «динамиков» в Москве меньше, но мы всегда отличались от других сплоченностью и буйным нравом. Нас мало, но мы в тельняшках, как говорится.

Прошло уже немало лет. У меня многое менялось в жизни, но верность команде я пронёс через года. «Динамо» – команда, которая заставляет, которая учит верить в лучшее. Вот так и живём до сих пор одной верой. И чемпионами скоро станем. Не в этом сезоне, конечно, но скоро точно должны стать.

А что касается любви, то с женой я четыре года вместе, а с «Динамо»… да чёрт знает сколько. Такое чувство, что всю жизнь!

Автор: Александр Квик

Фото: Денис Голиков