После Кубка Конфедераций много внимания стали уделять главному футбольному движению страны — волонтерам. Это неудивительно, так как кампания по их организации стала активно проявлять себя задолго до Чемпионата мира в России. Однако сейчас речь пойдет не о волонтерах — им славы уже, как мне кажется, достаточно. Поговорим о других, не менее значимых людях на любом спортивном объекте — о стюардах.

Удивителен тот факт, что сам стюардинг появился в России не так давно. О нем впервые начали говорить в 2005 году. Так называемая родина этой организации — московский «Локомотив». В то время клуб был в хорошей форме и играл в европейских турнирах. На выездных матчах представители службы безопасности «Локомотива» увидели людей в желтых манишках. Тогда и появились мысли о создании чего-то похожего в России. До появления стюардов все вопросы безопасности во время матча решала полиция, что вызывало возмущение болельщиков. С приходом людей в желтых манишках атмосфера на стадионе стала менее напряженной: фанаты, приходя на стадион, встречают обычных людей, таких же, как они сами. Стюарды не вооружены, не разговаривают приказным тоном, а очень добродушны и всегда готовы прийти на помощь.

Стюардов часто путают (в основном, осознанно) с волонтерами. Если смотреть поверхностно и на тех и на других, то можно уловить некие сходства. Деятельность волонтеров и стюардов направлена на то, чтобы сделать пребывание гостей на спортивном объекте как можно более комфортным. Только волонтер работает за идею, бесплатно. А стюард — это подготовленный человек. Он, конечно же, получает за работу деньги, но за этим следует и ответственность за собственные действия. У волонтеров на первое место выходит комфорт зрителей, а стюарды ставят во главе безопасность не только гостей, но и самого стадиона. Поэтому за сохранность турникетов, стульев и других предметов футбольного быта, как ни странно, также отвечают стюарды. Однако если полиции не стоит бояться за свою жизнь, то стюарды порой подвергают свое здоровье опасности. Эта работа, как и многие другие, сопряжена с риском. Так, моя подруга Юля, которая уже более двух лет работает на стадионе «Открытие Арена», откровенно поделилась со мной своим опытом:

— На каком участке стадиона работать сложнее/легче?

— К сожалению или к счастью, таких разделений нет. Каждый человек закреплен за определенным местом. Так, входные павильоны отвечают за билетный контроль и досмотр. Считается, что именно «входам» больше всего достается от зрителей. Это палка о двух концах — либо они получают много негатива, либо позитива. Ведь работники входной зоны — это первые люди, которых видят болельщики, когда приходят на футбол.

— Какие сложности бывают на этой зоне?

— Из-за плохих, к примеру, погодных условий начинают зависать турникеты, что может привести к очередям и недовольству зрителей. Иногда сами билеты неисправны — приходится отправлять посетителей в группу разбора, где их билеты проверяют. Если с ними все нормально, то дальше могут возникнуть проблемы при досмотре. Список запрещенных к проносу вещей находится на сайте и высылается на почту всем купившим билет онлайн. Только далеко не все читают этот список… И когда говоришь, что зонт-трость нужно оставить в камере хранения, термос нельзя проносить, да и в июне вовсе не холодно, наталкиваешься на волну возмущения. Наша задача — тактично объяснить, что это в интересах зрителей. Заботимся прежде всего об их безопасности.

— Получается, что все стюарды так или иначе взаимодействуют с болельщиками: кто-то в большей, а кто-то в меньшей степени?

— В принципе, да. Наверное, только стюарды поля почти не контактируют с гостями стадиона. В их обязанности входит следить за тем, чтобы никто не прорвался на поле. Если такое происходит, то общение с нашими стюардами становится неизбежным.

— Были ли в твоей практике какие-то запоминающиеся случаи?

— Удивишься, но их каждый матч предостаточно. Какие-то фриковые ситуации уже не считаются чем-то особенным, так как происходят очень часто. К примеру, на входной зоне люди пытаются пройти без билетов, или двое по одному. Один прошел и каким-то образом передал билет своему другу. Тот пытается пройти как ни в чем не бывало и делает вид, что не понимает, почему его не пускают. Ну, и пьяных хватает. С ними уже имеет дело полиция. Людей в нетрезвом состоянии на стадион не пускают, и баста. Всегда, на самом деле, переживаю за тех, кто работает на трибунах. Они ведь находятся бок о бок с болельщиками весь матч. От игры команды зависит настроение фанатов, поэтому здесь всегда надо быть начеку и следить, чтобы никто не курил, не буянил.

— Футбол особо не посмотришь, как я понимаю?

— Многие, когда приходят к нам работать, уверены, что просто будут смотреть футбол и им за это еще будут платить. Да, те, кто работают на трибунах, вполне могут увидеть, кто забил гол или провел контратаку. Но это не входит в наши обязанности. Мы отвечаем за безопасность людей на стадионе, а футбол можно посмотреть и дома, в записи. Все-таки стюарды являются частью большого мероприятия, где поток зрителей может доходить до 50 тысяч человек. Здесь уже не до футбола. На работе мы — организаторы; клубные предпочтения мы оставляем дома.

Как вы уже поняли, жизнь любого стюарда и опасна и трудна. Однако всех тех, кто занимается этой непростой деятельностью, объединяет одно — огромная любовь к спорту, в частности, к футболу. Когда ты знаешь, что за твоей спиной пишется история, уже не хочется обращать внимание на возмущенных болельщиков, несчитывающиеся билеты на принтгейтах… Хочется просто быть частью чего-то великого, масштабного, хоть и маленькой, но очень важной частичкой. Поэтому когда вы в очередной раз пойдете на футбол, посмотрите на этих ребят. Именно они будут помогать организовывать Чемпионат мира 2018, встречать гостей со всего мира, получая за это гораздо больше, чем просто деньги. Эмоции. Если не за эмоциями мы идем на футбол, то для чего?

Автор: Наталья Спиридонова