Много ли вы знаете людей, которые любят футбол? Думаю, да. Много ли вы знаете людей, которые болеют за московский «Спартак»? Думаю, да. Много ли вы знаете людей, оформивших выезд за своей любимой командой на расстояние в 2800 км? Думаю, нет, а если и да, то такие люди, безусловно, достойны уважения.

Сайт «SPORT MEDIA NEWS» пообщался с одним из 10000 болельщиков красно-белых, посетивших выездной матч «Спартака» 5 марта в Краснодаре. Интерес заключается в том, что на игру своей любимой команды они с другом добирались аж из Приднестровья. В этом регионе к российскому футболу по большей части интереса особого не питают, как не питают его и к игре местных команд. Многие болеют за «Реалы» и «Барсы». Однако есть исключения — Макс К., который начал болеть за московский «Спартак» ещё в 90-х годах; с тех пор девиз «Одна жизнь — одна команда» для него не пустой звук. Отличает его от многих болельщиков и любителей футбола то, что свою любовь к команде он показывает на деле, поддерживая свой клуб на стадионе, а не устраивая холивары в комментариях с видом футбольного эксперта, не отрывающего пятой точки от дивана.

SPORT MEDIA NEWS: Я знаю, что это не первый твой выезд из Приднестровья за «Спартаком». Для чего ты преодолеваешь такие расстояния, тратишь немалые деньги, время? Можно же просто смотреть по телевизору, в спорт-барах… Зачем тебе это?
Макс: Параллелей с безалкогольным пивом и резиновыми женщинами проводить не буду, это банально. Футбол существует в первую очередь для того, чтобы в него играли живьем, смотрели живьем. Я знаю людей, которые называют себя болельщиками той или иной команды, при этом они за сезон могут пропустить половину игр, не посмотреть их даже по ТВ, ограничившись хайлайтами по телевизору или в Интернете. Для меня болельщик (даже не фанат) — тот, который старается использовать любую возможность, чтобы быть со своей командой рядом. Одно дело — когда ты выбрал для боления команду, которая находится где-то на задворках континента. Но находиться в нескольких часах лета от своего стадиона и годами смотреть футбол с пивом и фисташками через сопкаст — это извращение похлеще танцев на льду и балета на траве. Взять хотя бы последний выезд в Краснодар. Я летел с пересадкой в Москве, на дорогу потратил целый день. Обратно и вовсе вылетел с задержкой в два часа, полоса в Шереметьево обледенела. Поездка обошлась мне в сумму, на которую я мог бы спокойно скататься туристом-дикарем в Испанию или даже слетать в Исландию, но я выбрал живой футбол.

SMN: Как пришла мысль слетать в Краснодар? Что знал об этом городе?
Макс: Про этот город я узнал лет в восемь, из полублатной песни с припевом «Краснодар, ты вечно будешь сниться, Краснодар — кубанская столица». С тех пор я и думал — что же это такое, почему она сниться должна? Город увидел впервые. Симпатичный, ухоженный, не обезображенный стрёмными новостроями и обильной рекламой. Одновременно напомнил и Кишинев, и Одессу, но в лучших проявлениях. Почему именно туда решил пробить выезд? Перед началом сезона я поставил перед собой задачу: обязательно побывать на стартовых матчах первой и второй половин чемпионата. На игре первого тура с «Арсеналом» я был. И дико угорел. Осенью решил — обязательно махну на Кубань. Тем более про тамошний новый стадион говорили — он крутой и навороченный, конкурент «Открытие Арене». Да, он действительно шикарен. Жаль, что его прокатили с Чемпионатом мира. В ноябре окончательно понял — мы летим. Билеты на самолет купили в декабре. Билеты на футбол с огромным трудом купили у барыг. Знакомый помог. За 8 билетов номиналом 400 рублей мы заплатили почти десять тысяч. При этом мальчик, толкавший тикеты, еще и старательно демонстрировал, что нам офигительно повезло.

SMN: Ты летел не один. Какие цели перед собой с парнями ставили?
М: Летели с друзьями, всего четверо. Все четверо — приднестровцы, но двое живут в городе-герое Москве. На «Спартак» ходят чаще, но этот выезд для них первый.

Кому-то со стороны может показаться, что такие выезды для нас что-то типа бойцовского клуба, но нет. Это не повод спустить пар после рутины. Скорее желание угореть, поддержать команду. Никому бить морды не спешили. Чинно, культурно болели на фанатской трибуне.

SMN: Сколько дней провели в угаре?
М: Полтора дня в угаре и три дня суммарно. Началось все с веселой потасовки в центре города, в которой я поучаствовал косвенно, но получил свою порцию слезоточивого газа. Продолжилось в ментовском кордоне перед стадионом (к стартовому свистку из-за шмона не успели, но гол на 3 минуте увидели). А в целом обстановка была миролюбивой. Я даже не сразу понял, что это выезд, ибо красно-белые цвета преобладали в городе дня три. Кстати, с нами было наше знамя. Так мы называем баннер с надписью «Приднестровье за «Спартак»». Пошили его на заказ в 2014 году и с тех пор таскаем его по стадионам в те, увы, нечастые мгновения живого спартаковского футбола. А еще даем на нем расписываться клубным легендам — состоявшимся и потенциальным. Рядом с автографами Романцева, Дасаева, Хидиятуллина там есть автографы Глушакова, Реброва, Комбарова. Надеюсь, этот символизм получит трофейную реализацию.

SMN: Чем в городе занимались?
М: В субботу решили посетить матч дублей. В итоге простояли полчаса в пробке (на Кубани это тоже бывает), но выяснилось, что это первая часть квеста. Для того чтобы попасть на стадион, где играют молодежки, нужно почти полностью обойти академию «Краснодара», а это заняло ещё почти полчаса. В итоге на сектор попали к концу тайма, аккурат к голу своих с пенальти. Матч получился насыщенным, уровень футбола вполне себе сопоставим с ФНЛ. Дети из краснодарской академии хором пищали и визжали, их оппоненты количеством человек в 300 на это смотрели с улыбкой. Матч закончился 2:2, как и игра на следующий день.

SMN: Как вам краснодарские фаны?
М: Краснодарских фанов особенно и не видели. Сие явление у них только зарождается. Я бы их назвал «гиперактивные кузьмичи». Никаких провокаций и махача у активных фанов с оппонентами не планировалось ввиду безобидности последних. В целом оставили о себе нормальное впечатление. Видел, как после матча у стадиона двое местных помогали спартачу вызвать такси. Кстати, планировалась перекличка секторов «Русские вперед», но ее почему-то не было. «Быки» молодцы, стадион и команда у них на уровне, а Галицкий (Прим. автора: президент и владелец ФК «Краснодар») вообще герой. Робинзон на необитаемом острове провинциального бизнеса. На стадионе его не разглядел. Зато перед матчем в парке встретили Леонид Арнольдыча Федуна (Прим. автора: основной акционер и председатель совета директоров ФК «Спартак»).

SMN: Ооо, с этого места подробней!
М: Мы катались на четырехместном большом самокате и на аллее увидели его с товарищем и охранником. Я немного развязно сказал: «Здрасьте». Арнольдыч кивнул. Желания остановиться и пообщаться не возникло ввиду двоякого отношения к данному персонажу. Ну да дай бог ему здоровья и счастливой еврейской пасхи.

SMN: Есть планы на следующий выезд?
М: Было бы неплохо скататься в Ростов, но вряд ли. Тяжело добираться, через Украину транспорт не ходит, потому надеюсь до конца сезона увидеть какой-нибудь матч в Москве.

SMN: Что бы хотел сказать диванным болельщикам?
М: Диванным болельщикам ничего говорить не хочу. Просто отмечу, что дико не люблю хейтерские баталии — когда с одной стороны человек, посещающий половину игр в сезоне, а с другой — любитель телезаставки «Все на матч».

SMN: И наконец — что хотел бы передать читателям «SPORT MEDIA NEWS»?
М: Хочу пожелать получать кайф от всего активного — спорт, боление на стадионах, живые концерты. Не будьте жмотами, не стесняйтесь тратить деньги на футбол. Поверьте, фразы «Да был я на Барса — ПСЖ» и «Да стоял я в оцеплении перед стадом, когда файеры зажгли» — это одно из самых крутых, что можно сказать вслух. Не живите воспоминаниями, а создавайте их как можно чаще.

А как вы проводите выходные, что вы сможете вспомнить через десять лет? Мы призываем вас к движению. Движение — это жизнь. Не ждите хорошей погоды, удачного момента и прочих условностей. Живите, будьте в спорте, будьте около спорта.

Автор: Александр Квик