Главный врач хоккейного клуба «Северсталь», обладатель золота юниорского Чемпионата мира, призер молодежного Чемпионата мира, лучший врач КХЛ сезона 2016/ 2017 – Сергей Винников поделился с нами своими планами на будущее, рассказал забавные истории из его профессиональной практики в сборной и приоткрыл завесу тайны, как же хоккеисты готовятся к длительным перелетам. Все подробности читайте ниже.

Когда Вы решили стать врачом, уже знали, что это будет именно спортивная медицина?

Был достаточно долгий путь. Я не могу сказать, что после института ты всегда становишься сразу врачом. Ты этому учишься всю жизнь. Был такой момент в жизни, когда в 9 классе попал с аппендицитом в больницу. Это, наверное, и повлияло на выбор профессии. Изначально меня интересовала больше техника: корабли, самолеты… Но после этого выбор пал на врачебную деятельность. В это время в Санкт-Петербурге появились школы, которые были привязаны к институтам. Одна из них как раз относилась к педиатрическому институту. Она была недалеко от дома, и я поступил туда. Именно спортивным врачом я решил стать гораздо позже. Полгода я даже посещал институт акушерства и гинекологии. Были ночные дежурства в дородовом отделении, но, видимо, не пошло. На 6 курсе я узнал, что есть отделение спортивной медицины и лечебной физкультуры. В 98 году решил пойти в интернатуру туда.

Как и почему выбор пал именно на хоккей?

Хоккей мне всегда нравился, но тут сыграла отчасти случайность. После интернатуры я пошел в школу борцовского мастерства, где когда-то боролся наш президент Владимир Владимирович Путин. Пришел туда устраиваться на работу, даже дали одобрение. Но получилось так, что у меня по массажу был один пациент, который входил в значимую структуру хоккейного клуба «Спартак» Санкт-Петербург. Он мне предложил попробовать там. Именно так все и завязалось с хоккеем. Выбор пал больше на хоккей, чем на борьбу. Хотя я очень хорошо помню, что мне удалось побеседовать с врачом хоккейного клуба СКА. Это был 98-99 год, он мне сразу сказал, что это работа на холоде, постоянные переезды. С борцами-то немножко проще, занимаются они в теплых помещениях, сборы у них проходят тоже в основном на юге. Тем не менее, меня это не оттолкнуло, и я потихоньку пошел топтать врачебную дорожку в хоккее. С самых низов, с самых азов.

Хоккеисты

Сами никогда не планировали стать профессиональным спортсменом?

Я занимался единоборствами, кикбоксингом, с товарищем занимались атлетикой, постоянно участвовал в игровых видах спорта от университета. У нас была команда по баскетболу, волейболу, с футболом я меньше как-то дружу. Можно было бы как-то продолжить единоборства, но, к сожалению, а, может быть, и к счастью, не сложилось.

Хотя Вы живете в Санкт-Петербурге, все же в КХЛ удалось стартовать с подмосковсного Витяза. Сейчас же Вы и вовсе представляете Череповец. Трудно ли было принять решение переехать?

Я не могу сказать, что было сложно. У нас всегда работа связана с переездами, разъездами, перелетами. Это не работа в кабинете, в стационаре. Мы постоянно путешествуем с командой. Постоянные сборы, постоянная подготовка, которая может проходить в разных городах и странах. Врач всегда находится с командой. Весь персонал, который помогает как игрокам, так и тренерам, находится в боевой готовности.

В 2008 году Вы перешли в СКА и вернулись домой. Считаете ли Вы, что работать в своем городе — это идеальный вариант, но который, увы, не всегда возможен?

Моя хоккейная карьера, даже врачебная хоккейная карьера, началась дома в Санкт-Петербурге. Я несколько лет отработал в хоккейных школах с детишками. Это постоянные матчи, наблюдение за детьми, организации и проведение диспансеризаций, беседы с родителями. Это особенно важно, чтобы дети были здоровы, чтобы имели допуск, и чтобы не было проблем со здоровьем. Все-таки хоккей достаточно высокоинтенсивный вид спорта. Большие нагрузки, особенно на сердечно-сосудистую и двигательную систему. Параллельно работал со сборными командами. Кстати, наша юниорская сборная до сих пор еще пока последняя команда, которая выиграла золото. Прошло уже 10 лет, с тех пор юниоры еще золото не выиграли. Не молодежная, а именно юниорская сборная до 18 лет. После этого я оказался в «Витязе». Отработал 1 сезон, и это послужило уже путевкой вернуться в родной город, куда меня пригласили в хоккейный клуб СКА. Там я работал 6 лет в паре с доктором Владимиром Николаевичем Орловым, которого я тоже считаю одним из своих учителей в спортивной медицине. Был очень хороший тандем. После этого я взял перерыв. Тоже работал в хоккее, но больше на административных должностях. Был и врачом в школе СКА, был главным врачом в структуре ХК Динамо Санкт-Петербург, то есть это Молодежная хоккейная лига, опять же детская спортивная школа. Ну а потом просто случился телефонный звонок. Позвонили из хоккейного клуба «Северсталь» г. Череповец, это ближайшие наши соседи по Ленинградской области, и пригласили поработать. Теперь до сих пор работаю в Череповце.

Сейчас Вы работаете в Северстали. Сильно ли чувствуется разница уровней клубов между СКА и Вашей нынешней командой?

Отработав в Санкт-Петербурге, я стараюсь подтянуть уровень медицины Череповца до уровня СКА, поэтому считаю, что сейчас ненамного мы разнимся. Конечно, по объемам, то, что сейчас построили в Питере, это все очень здорово. Есть больше возможностей. Этому же городу нужен структурированный дворец с большим медицинским помещением, медицинским центром, со всеми инновациями. Конечно, хотелось бы иметь побольше базу в Череповце для того, чтобы более интенсивно, скрупулёзно, заниматься игроками. Ведь медицина и спорт всегда идут параллельно. Я считаю, что если есть развитие спорта, то должно быть обязательно развитие спортивной медицины. Тем более, Череповец достаточно спортивный город. Там очень большая школа, много мастеров, которые вышли из этого города. Но уровень спортивной медицины здесь невысокий.

Помимо клубной деятельности Вас неоднократно вызывали в различные сборные: молодежные, юниорские… Сильно ли отличается работа в клубе от работы со сборной?

Конечно, она отличается. Но, имея большой опыт работы в команде, именно в структуре хоккейного клуба, когда ты приезжаешь в сборную, тебе намного проще там работать. В клубе ты проходишь огонь, воду и медные трубы. Приезжая же в сборную, ты внедряешь весь тот опыт, который у тебя уже есть. Бывают мелочи, которые где-то пропускаются, а ты на них сразу обращаешь внимание, исправляешь.

Какие награды Вы получили в составе той или иной сборной?

Первая основная медаль – это 2007 год, с юниорами мы выиграли золото Чемпионата мира. В 2008 году мы, опять же с юниорами, выиграли серебро. Но самая первая главная моя медаль была с молодежной сборной. Это был турнир вторых сборных. Мы тогда взяли, по-моему, второе место. Последняя значимая медаль была в 2015 году с молодежной сборной в Канаде. Мы тоже взяли второе место в финале против Канады. Мы тогда работали в тандеме с Валерием Николаевичем Брагиным. К сожалению, не получилось повторить эпизод в Баффало, когда наша команда отыгралась и вырвала победу у канадцев. Здесь мы горели 1:4, в итоге, дотянули счет до 4:5, но забить не смогли, поэтому довольствовались серебром. Это очень значимая награда. Очень тяжелый турнир был. С канадцами всегда тяжело играть, тем более в финале.

Помимо этих наград и званий, Вы получили еще одно новое, но не менее значительное для себя звание – лучший доктор КХЛ сезона 2016/2017. Как Вам удалось обойти своих коллег из других клубов и выиграть этот трофей?

Да, в этом году завоевал звание – лучший врач КХЛ. Это приз имени Андрея Зимина. Он не один десяток лет работал с хоккейным клубом Локомотив. Учредили такую премию его имени. Изначально лучшего врача номинировало руководство КХЛ. Не знаю, как это все выбиралось, но больше это было приурочено к победе клуба, вроде как и доктор становился лучшим автоматически. А в этом году сделали открытое голосование среди всех врачей клубов. Каждый доктор, по своему мнению, отдавал голос за того, кого он больше считал достойным этого звания. И получилось так, что я выиграл, хотя вообще не надеялся на победу. Буквально за два часа до того, как нам объявили, что голосование закрыто, мне позвонили и начали поздравлять. Я спрашиваю: «А с чем вы меня поздравляете?», а мне отвечали: «Ну как? Лучший врач КХЛ». Хотя я день назад смотрел, и мы плелись там где-то на 4 месте. Но 4-е — это все равно достаточно высокое место из 29 команд. Это очень высоко. Но первое место я вообще не ожидал, конечно. Тем не менее, это получилось. Но, опять же, где-то благодаря тому опыту, который я получил, работая в предыдущем клубе, просто постарался его применить здесь. Я не могу сказать, что эта номинация лично для меня, потому что она больше для всего медицинского персонала клуба. Все-таки считаю, что эту награду мы выиграли все вместе.

С наградой

Вы не удивились, что все врачи проголосовали за вас, все же это ваши конкуренты? Или у вас дружная команда среди врачей всех клубов?

Мы очень хорошо общаемся. Многие врачи из других видов спорта где-то даже завидуют нашему общению. Мы никогда не скрываем друг от друга ничего. Игроки же переходят из клуба в клуб, тогда мы можем позвонить друг другу и узнать, как тот или иной игрок, какие у него могут быть проблемы, на что обратить внимание. Часто встречаемся на всяких конференциях, симпозиумах, даже на сборах так бывает, что команды пересекаются.

Насколько я знаю, весной Вы проводили международную научно-практическую конференцию по спортивной медицине. В этом году Северсталь приняла эту конференцию в своем городе. Это была ваша инициатива стать первооткрывателями этого выезда именно у вас, или же так решило руководство клуба?

Это была моя инициатива. Директор сразу сказал, что груз ответственности будет на мне. История этой конференции уходит в Ярославль. Пионером как раз был Зимин. Он несколько раз формировал эту конференцию в своем городе, куда мы неоднократно приезжали. В то время конференция была в основном только для врачей КХЛ, потом мы уже стали подсоединять врачей Высшей, Молодежной и Женской лиг, врачей вообще других видов спорта. Мы стараемся пригласить всех, потому что у врачей достаточно мало времени, а информации очень много. Для того чтобы все увидеть, все объять, нужно время. А за три дня конференции врачи могли и спокойно послушать интересные темы докладов, задать вопросы, познакомиться с определенным контингентом тех врачей, которые помогают им в стационарах. Такие конференции очень интересны. Опять же, это неформальное общение. Как говорится, работа работой, а надо и отдыхать. Да, эту конференцию мы сделали в Череповце. Для меня это знаковое мероприятие. Я очень доволен, что удалось пригласить спикеров достаточно высокого уровня, подобрать темы докладов, исходя из интересов коллег. Не могу сказать, что она была очень насыщена по слушателям, хотя мы ее постарались сделать именно в конце чемпионата, когда уже практически шел финал КХЛ. Большая часть смогла приехать. Мы подготовили и осведомительную программу, чтобы делегаты конференции могли не только слушать медицинскую составляющую, но и посмотрели город, населением 320 тысяч человек, единственный в мире металлургический интерактивный музей, сделанный по супер новым инновациям. Провели подвижные игры. Были и подарки от наших спонсоров, гости уехали с вологодским маслом оттуда. Всем очень понравилось. Эту конференцию проводят ежегодно, в этом сезоне она планируется в Ярославле. Ее будут делать ребята из Локомотива. Через год может даже в Югре, а дальше будет видно. Конференция, кстати, есть в открытом доступе. Мы сделали запись на YouTube о темах докладов. Было бы здорово, если бы врачи, которые не смогли приехать, заходили и знакомились с этим материалом.

Какие темы больше всего интересовали коллег?

В основном по реабилитации, сроки восстановления спортсмена, много было по спортивной фармакологии, по питанию, диагностике выявления травм, МРТ диагностике. Очень была интересная тема, которую готовили для женского хоккея. Именно гинекология в спорте. Многие врачи не знают, как готовить женщин к соревнованиям. Кроме того, что женщина — это загадка для мужчины, а в спорте она еще и двойная загадка. Всегда надо быть готовым, как физиологически отреагирует организм женщины на происходящее, особенно на интенсивные нагрузки, на психоэмоциональный статус, на всю эндокринную тайну женского организма. Я приглашал докладчика из Москвы. Она, кстати, является консультантом Ирины Александровны Винер и ее девочек.

После этой конференции многое ли улучшилось? Заметили ли Вы уже какие-то изменения в положительную сторону?

Какие-то изменения, конечно, есть, но надо поднимать уровень спортивной медицины в регионах России. Не только именно в центрах, где это сконцентрировано: Ярославль, Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, но и в тех городах, где есть команды и уровень спортивной медицины достаточно низкий. Надо пропагандировать, стараться отпускать врачей на обучение. Я считаю, что затрата на повышение уровня специалиста всегда будет оправдана.

Если заводить речь о здоровье хоккеистов, то давайте поговорим о полетах. Ведь живя в таком режиме, часто приходится летать из одного города в другой, а особенно это усложняют часовые пояса и дальние расстояния. Как Вы считаете, сильно ли сказываются перелеты на состоянии игроков и на качестве их игры?

Да, десинхроноз – это смена часовых поясов, часовых меридианов. Мы стараемся готовиться. У нас в декабре предстоит, как я его называю, трансатлантический перелет (Смеется). Мы летим на игры в Хабаровск, Владивосток и Шанхай. Будет происходить сдвиг по часовым поясам. Всегда для команд Запада это сложный выезд, потому что мы стараемся жить там по московскому времени. Прием пищи, сон — все это немножко сдвигается. В Хабаровске и Владивостоке — 7 часов разница, в Китае — 5 часов. Выезд этот, в основном, недельный. При перелете на восток организм всегда тяжелее переносит адаптацию, чем на запад, поэтому мы вооружаемся фармакологическими средствами, перестройкой в тренировочном процессе, чтобы ребята все хорошо перенесли, делаем погрешности в изменении меню. Это все сказывается на психосоматике спортсмена, на его биологических часах. Нюансов много. Мы не просто так летим туда с бухты-барахты, мы готовимся.

Домашние игры всегда удобнее и по расположению и по атмосфере. В одной из таких игр, в начале сезона против московского Динамо, Вы поучаствовали в своеобразной акции и на протяжении всей игры носили микрофон, который передавал все ваши слова. Понравилась ли Вам та идея? Или Вы чувствовали дискомфорт, потому что отвечали за каждое слово, и приходилось обдумывать, что говорить, ведь все слышали зрители?

Ну, говорил я все, что мог говорить. Естественно, мы там что-то вырезали. Но вообще могу сказать, что с приходом новой команды людей, администрации в хоккейный клуб «Северсталь», очень много что поменялось. Изменения идут большими шагами в положительную сторону. Все эти новшества, которые выкладываются в YouTube, относительно нашего клуба, как раз таки заслуга нашей медийной составляющей. Очень хотел бы поблагодарить за это нашего директора, Кознева Алексея Валентиновича. Он дает зеленый свет на это все. И, кончено, наш локомотив медийности — Соколов Сергей Валерьевич. Во дворце тоже ведутся изменения, скоро там, как я слышал, наконец-то повесим куб, для зрителей это немаловажно. Обновилась сцена для группы поддержки. По форме идут изменения, по атрибутике клуба тоже развитие пошло. Мы участвуем во всяких акциях городских, игроки участвуют. У нас очень-очень открытый клуб. Всегда готовы выслушать, принять тех людей, которые хотят с нами сотрудничать. Так что, я думаю, если у кого-то есть какие-то предложения, обращайтесь (Смеется).

А эти акции не отвлекают игроков от тренировочного или игрового процесса?

Ну как сказать… Я бывает и против того, чтобы это все делалось, но это хоккей — это массовая зрелищность, все делается для болельщиков. Чтобы они любили хоккей, любили свою команду. Отсутствие болельщиков на трибуне для команды очень тяжело переносится. Ребята стараются больше именно для людей, которые хотят придти и увидеть красивый и хороший хоккей. Но иногда бывают очень ранние подъемы. Этот сезон, со стороны медицины, очень тяжелый. Игры идут буквально через день, в конце октября мы прошли уже пол чемпионата. Это физически действует на спортсмена. К нему начинают прилипать всякие болезни, повышается и травматизм. Естественно, организму тяжело это все выдерживать. Я не говорю, что «Северсталь» одна бедная команда такая, под нагрузкой, уставшая. Ни в коем случае. Все команды это испытывают.

Какое время для хоккейного доктора самое сложное? Предсезонка или какие-то моменты по ходу самого сезона?

Мы никогда не делим легкие периоды или сложные. У нас сезон начинается в начале июля, а заканчивается… когда заканчивается (Улыбается). Хочется, чтобы он заканчивался финальной игрой в Кубке Гагарина, но это не всегда получается. Я могу сравнить эту работу с работой подводной лодке: в июле нырнули, в апреле вынырнули. У нас, естественно, ненормированный рабочий график, нет общероссийских выходных, дни рождения справляем тоже на работе.

Можете ли Вы вспомнить самый запоминающийся случай из вашей карьеры?

Помню, когда мы работали в юниорских сборных, мой хороший друг и коллега работал со старшей сборной 88-го года рождения, а у меня была 89-го года рождения. И получилось так, что после сборов в Новоорске мы полетели на турниры на одном самолете. Мы долетели до Вены, а там высадились и поехали в свои города. Вышло так, что его медицинская сумка улетела в другой город, а на следующий день уже начинался турнир. Моя же сумка была со мной. Был такой интересный случай — мы сидим в Вене на лавочке около аэропорта и делим одну сумку на двоих. Проходящие люди так смотрели и думали, что за два чудика сидят и таблетки пополам разрезают.

Не жалеете ли Вы, что стали спортивным врачом?

Я считаю, что должно было произойти, то и произошло. А почему жалеть? Нет, не жалею ни в коем случае.

Какие у Вас планы на будущее?

Кубок Гагарина когда-нибудь завоевать. Но самая масштабная цель – это съездить на Олимпиаду с первой командой и выиграть золото. Если это произойдет, то буду считать, что все состоялось.

 

Беседовала Лилия Артюхина
Фото из личного архива Сергея Винникова и ХК Северсталь