Команда Околоспорт Медиа взяла интервью у известного спортсмена Александра Шлеменко, который вполне успешно совмещает бойцовские выступления на самом высоком уровне с блестящей тренерской работой.  В ходе продолжительной беседы Александр раскрыл нам особенности развития ММА в России, путь  формирования здоровой нации, а также рассказал о настоящих  человеческих  качествах.

SPORT MEDI NEWS:  Александр, наверняка у Вас было много общения с прессой. Какое самое интересное интервью, которое было?
Александр Шлеменко: Сложно выбрать. Но для меня больше всего интересно видео-интервью, так как оно в полной мере может передать эмоции и интонацию, с которой сказана фраза. Достаточно поменять интонацию, и смысл предложения изменится.
Но самые любимые у меня те интервью, которые могут быть полезны людям. Часто такие интервью направлены на пропаганду здорового образа жизни, и они реально помогают, есть обратная связь от людей. Многие люди потом благодарили меня. Однажды, ко мне подошел человек и сказал, что благодаря мне уже шесть лет не пьёт и занимается спортом, и у него скоро будет профессиональный дебют в ММА. То, что я причастен к помощи, к формированию здоровой нации, для меня наиболее значимо.

S.M.N. Если брать техническую составляющую, то получается, что формат Youtube — самый востребованный и интересный?
А.Ш. Не только. Иногда мои интервью попадают на  каналы вроде «Россия 2» или «Матч ТВ», ведь там охват аудитории шире.

S.M.N. А был ли самый интересный журналист?
А.Ш. Все были интересные по-своему.

S.M.N. Сейчас очень часто общение происходит через Instagram, какое у тебя отношение к нему?
А.Ш.  Instagram сейчас — самая посещаемая мною социальная сеть. Можно быстро и просто выкладывать фото, видео и другую информацию о себе.

Самое главное — не обманывать друг друга.

S.M.N.  Что больше всего привлекает в людях, какие качества?
А.Ш.  Людские качества, прежде всего. Есть качества, присущие и животным тоже, а есть чисто людские качества, такие как  честь, доброта и достоинство. И самое главное (хотя это и не совсем качество), когда слова с делами сочетаются, а не просто пустые слова.

S.M.N. Что вообще помогает делам свершаться: хорошее планирование, правильные цели?
А.Ш. Да нет, в первую очередь — желание, чтобы они свершались.

S.M.N. Что даёт Вам силы, на дела?
А.Ш.  Где точно брать не знаю, надо родиться таким (улыбается). Обратная связь от людей. Когда проводишь мастер-класс, энергии тратится очень много, но ощущение того, что ты помогаешь людям, придаёт сил. Самое главное, в промежутке между делами надо успевать правильно восстанавливаться, черпать силы от своей земли, от природы, от океана и от Солнца.

S.M.N.  А что дает энергии больше, горы или океан?
А.Ш. По-разному, смотря какой океан. Если океан неспокойный,  дует ветер и начинается шторм*,  то это тоже может дать силы. Насчёт гор не знаю, давно в горах уже не был.

*Шторм – бойцовское прозвище Александра Шлеменко

S.M.N.  А если по ощущениям. Кто-то любит солнце и жару, а кто-то горы и снег.
А.Ш. Да я всё люблю, и во все времена года всего по чуть-чуть получаю.

S.M.N.  А есть хобби, не связанное с профессиональным спортом?
А.Ш. Все экстремальные виды спорта, особенно гонки и горные лыжи.

Алкоголь  —  это  яд, который травит тебя.

S.M.N. Мы также неоднократно слышали о том, что Вы примерный семьянин.
А.Ш. Да, дети для меня главное.

S.M.N. А есть какой-то совет для семейных людей или для тех, кто хочет завести семью?
АШ. Да особо никаких советов нет. Самое главное — не обманывать друг друга.

S.M.N. Из тех стран, которые Вы посещали, какие больше всего понравились?
АШ. Америка понравилась, в том числе и высоким уровнем жизни.

S.M.N. Часто люди воспринимают Америку по шаблонам — либо из художественных фильмов, либо из новостей по телевизору.
АШ. Первый разрыв шаблона — отношение. Простые американцы очень хорошо и тепло относятся к русским. Телевизор смотрю редко, но много  слышал про американские гетто. А после того, как сам побывал в этих гетто, не могу сказать, что всё так уж страшно. Например, в 90-е годы в Омске наркоманов и преступников было не меньше.

S.M.N. А какая сейчас ситуация в Омске?
АШ. Ситуация не очень хорошая и, если честно, местами стало даже хуже.

S.M.N. Мы обращали внимание, что люди часто мыслят негативно. Многие критикуют и Москву, но когда заходишь во двор, то видишь турники, спортивные площадки, даже в районах встречаются футбольные поля.
АШ. Стараемся сами делать такие площадки, потому что правительство не уделяет Омской области достаточного внимания.

S.M.N. А как насчёт того, что главное для человека — не пить? Многие стараются придерживаться какого-то баланса.
А.Ш. Алкоголь? А зачем его пить, это же яд, который травит тебя.

S.M.N. Многие же считают, что 50 грамм — это нормально, а некоторые, что и 100 грамм тоже укладываются в рамки допустимого.
А.Ш. Не то чтобы они считают… это пропаганда, идущая через телевизор, которая начиналась ещё с советского времени, когда правительство решило пополнять казну за счёт алкогольных денег.

S.M.N. Но потом же они запретили.
А.Ш. И правильно сделали. И сейчас надо сделать то же самое.

S.M.N. Неоднократно уже в интервью было упомянуто про трезвость, здоровый образ жизни. Всегда ли спорт и спортивные достижения являются синонимом ЗОЖ?
А.Ш. Нет, к сожалению, не всегда. Многие путают и сравнивают здоровый образ жизни и спорт. Но я видел в своей жизни много спортсменов, которые употребляют и алкоголь, и наркотики. И самое интересное, эти люди очень плохо заканчивают в плане здоровья и так далее, но почему-то обвиняют в этом спорт. Я уверен, что виноват далеко не он.

Стратегическая цель — становление нашего ММА в России.

S.M.N. Думали не спрашивать про спорт, но никуда от спорта, наверное, не деться. Вчера был сложный бой у Саши Сарнавского. Как показывает ситуация, оппоненты нашли подход к Александру. Мне это напоминает схожую ситуацию, как у Сергея Хандожко, когда к нему тоже подобрали ключ именно в плане борьбы, ему очень тяжело было с этим справляться. Какие способы изменения ситуации Вы видите?
А.Ш. Я знаю, как можно изменить ситуацию, но я не буду это говорить. Её можно изменить очень легко. К сожалению, не всегда то, что мы видим, является реальной причиной. Самая главная причина у Александра — это недостаток энергетических  сил. Если посмотреть на него, то можно заметить, что он вымотан, как будто у него всю энергию забрали.

S.M.N. А почему?
А.Ш. Есть свои причины. К сожалению,  у Александра очень мало какой-то энергетической подпитки.

S.M.N. Ещё такой фактор: он очень тяжело переживает проигрыш. Вот есть такие люди, которые легче восстанавливаются,  а для него это очень тяжело. Вспомним Ронду Роузи, после двух проигрышей она решила больше не пытаться менять подготовку и вновь стремиться к вершине, а оставить спорт.
А.Ш. Да нет, я думаю здесь не в этом смысл.  Если мы посмотрим первое поражение Александра и последнее, то они случились по одной и той же причине. Есть люди, которые обвиняют в недостатке борьбы или ещё чего-то, но я с ними не согласен. Не потому что там борьбы не хватает. Причина в том, что он энергетически не может нормально выйти. А самое главное делать правильные выводы. К сожалению, Александр не может делать правильные выводы и найти именно ту причину, которая приводит к проигрышу.

S.M.N. А тренер же может ему подсказывать?
А.Ш. Ему надо согласиться, а это самое сложное.

S.M.N. Он напоминает мне спартанца. Он идёт до конца, напролом, выполняет задачи. Но я хочу сказать, что он очень тяжело переживает поражения. Когда человек перерастает свои поражения, он становится сильнее и жестче, а у него это пока сложно.
А.Ш. К сожалению, пока ещё не перерос.

S.M.N. Ваша команда работает без менеджера? Сами занимаетесь административной частью? У Вас, помните, Алексей Жернаков был?
А.Ш. По «Потоку» он не ведет всех бойцов, он мой менеджер, а также Александра Сарнавского, Андрея Корешкова и еще у нескольких ребят. Административной частью есть кому заниматься, «Новый поток» большая организация.

S.M.N. А как «Новый поток» сейчас? Вы работаете с этой организацией?
А.Ш. Это другая организация, получается, она сторонняя. Они поддерживают детский спорт в первую очередь, а так же профессиональный спорт, ну и мы являемся одной командой, у нас одна большая семья.

S.M.N. А что вообще в Омске сейчас с детским спортом? Сколько школ?
А.Ш. В целом нормально. Я считаю, что мы ещё очень сильно подстёгиваем другие клубы, потому что задаём планку, которой нужно соответствовать. Многие сейчас даже пытаются объединиться против нас, создать какие-то коалиции, чтобы у нас выиграть, но мы своего не теряем.

S.M.N. Мы недавно узнали, что у Вас открылся новый клуб?
А.Ш. Если брать школу «Шторм», то у нас уже есть в Омске филиалы, большой филиал в Новосибирске и в Ачинске.

S.M.N. Как относиться руководство области и города? Дружите с губернатором, мэром?
А.Ш. С губернатором дружу, с мэром тоже хорошие отношения, но с губернатором лучше.

S.M.N. Вам это помогает? Может быть, Вам выделяют какие-то помещения, ещё что-нибудь?
А.Ш. Нам выделили один раз помещение под нашу основную школу, головной офис, так сказать. Однако, без программы социальных инвестиций «Родные города» от компании «Газпром нефть» нам было бы очень непросто развивать детский спорт.

S.M.N.  Сколько у вас тренируется людей, если брать Омск и другие города?
А.Ш. Во всех школах мне сложно сказать, потому что у нас нет такой статистики. Я могу сказать про нашу школу, центральную. Здесь тренируется уже 500 человек, но она, по сути, забита по максимуму. Из них 350 это дети до 16 лет.

S.M.N.  То есть, они вырастут и будут выступать на другом уровне?
А.Ш.  У нас нет такого, что все поголовно должны стать хорошими спортсменами. Для нас главное, чтобы все стали хорошими людьми и имели правильные ценности. Для нас главное правило, чтобы они жили трезво, занимались, учились в школе, чтобы они были полноценными членами нашего общества и продвигали нашу страну.

S.M.N. Как дела у Андрея Корешкова?
А.Ш. Хорошо, он сейчас восстанавливается, уже приступает к тренировкам, пока, конечно, не во всю силу, восстанавливается после перелома ноги. Он готовился к своему бою, который, к сожалению, сорвался. Андрей  неудачно упал, и у него откололся кусочек большой берцовой кости.

S.M.N. Насколько сложно заживает?
А.Ш. У него не так сильно откололся, все срослось. Сейчас у него всё хорошо, но всё равно нужно восстановиться. Представьте, нога месяц была в гипсе, неподвижной, а сейчас есть болевые ощущения, и не до конца вернулась подвижность. Этим мы и занимаемся: восстанавливаем подвижность.

S.M.N. Какая сейчас основная стратегическая цель?
А.Ш. Стратегическая цель — становление нашего ММА в России. То есть наша команда сейчас очень плотно сотрудничает с организацией М-1. Я считаю, что они проводят сейчас очень крутые примеры. Мне приятно, что я участвую в развитии ММА здесь, что не нужно ехать зарубеж.

S.M.N. Скажите, насколько сложно совмещать деятельность тренера и бойца?
А.Ш. Да, это сложно. Это может сказаться на моей подготовке. Конечно, я часто рискую. Надеюсь на свой характер. К счастью, он меня ещё  не подводил.

S.M.N. А откуда такая непримиримость — добиться победы несмотря ни на что? Это воспитание, гены или что-то ещё?
А.Ш. Воспитание, это передалось мне от моего деда, моего отца, от моих предков.

S.M.N. А кто были предки? Может, они выделялись чем-то особенным?
А.Ш. Просто русские люди. Чем особенным они выделялись, можно посмотреть из истории: это победители всех самых крупных войн. Как с такими генами не иметь такой характер и не идти до конца? Достаточно открыть историю и посмотреть все войны, в которых участвовали русские люди: они ни разу не были агрессорами, всегда только защищались. Это все и объясняет.

S.M.N. А помните, как пришли в спорт, свою первую секцию, свой первый бой?
А.Ш. Именно бой? Секций у меня было много: в детстве я занимался лыжами, туризмом, просто совмещая с какими-то боями. Была классическая борьба, дзюдо занимался, кикбоксингом и чуть-чуть ушу. Уже осознанно начал заниматься в 15 лет тайским боксом, а потом, через полгода, перешёл в рукопашный бой, ну и отсюда всё началось. Конечно, я помню все бои. Мой первый бой на ринге был по кикбоксингу в весовой категории до 30 кг. У меня даже есть грамота, где я занял второе место.

S.M.N. А помните своих первых тренеров? Как они повлияли на становление Вас, как спортсмена?
А.Ш. В наибольшей степени на меня всё-таки повлиял мой отец, а не тренер. Тренеров в моей жизни было много, они менялись. Каждый влиял по-разному, кто-то хорошо, кто-то наоборот. Единственное, я хочу отметить Владимира Анатольевича Зборовского. Его слова оказались пророческими, по сути, он завещал мне своих ребят. Я считаю, что он для них сделал очень многое. Почти каждую тренировку говорил: «Я умру, а ты останешься». К сожалению, я у него отзанимался полгода.

S.M.N. Он ведь был журналистом?
А.Ш. Он был всесторонне развитой личностью: реставрировал иконы, рисовал, мастерил, занимался резьбой по дереву, а ещё писал о спорте и не только.

S.M.N. Он был около 20 лет журналистом, потом увлёкся панкратионом. Откуда это у него?
А.Ш. Вообще, он был постоянно в составе сборной России по классической борьбе. Владимир Анатольевич боролся до 100 кг, и довольно хорошо. Любовь к спорту у него была всегда. Он даже увлёкся карате, тогда это было модно, но при этом запрещалось. Он был первым человеком в Омске, который этим увлёкся, а потом это перетекло в панкратион. Владимир Анатольевич стоял у истоков ММА в нашем городе, потому что у него первого появились бойцы, профессионально выступавшие по смешанным единоборствам.

S.M.N. А есть истории какие-то про него?
А.Ш. Про него можно много историй рассказать, это был такой человек… Как-то он и его команда держали оборону в поезде, тогда возник конфликт с агрессивными местными жителями, которые даже штурмовать вагон со спортсменами начали. Много таких историй есть. Он всегда пользовался авторитетом, и его все уважали.

S.M.N. Какие основные правила по жизни?
А.Ш. Основное правило каждый может взять на вооружение: «Не верь, не бойся, не проси».  Расскажу, как оно действует. К примеру, что значит «не верь». Не нужно верить, что тебе говорят по телевизору, что тебе говорят люди. Верить нужно только своим глазам, тому, что ты сам видишь, что делают люди. Потом — «не бойся». Боятся на самом деле нечего в этой жизни. Нас пугают смертью, но славянские воины говорили: «Смерть не страшна, страшна жизнь в неволе». И последнее — «не проси». Не нужно никого просить, упрашивать. Надо самому брать и делать, никто за тебя это не сделает. Даже если у тебя нет средств и представления, как всё может получиться, просто делай дело, и оно получится. Ты сам удивишься, как всё устроится.

S.M.N. Есть какой-то пример из жизни, который вдохновляет?
А.Ш. Да, конечно. Да много примеров, которые вдохновляют. Тот же Иван Поддубный или Карелин. Мне нравится, как он делает свою жизнь.

S.M.N. А вы поддерживаете отношения с Карелиным?
А.Ш. Не могу сказать, что прям поддерживаю. Мы виделись несколько раз на мероприятиях, но у нас нет каких-то дружеских отношений.

S.M.N. В чем отличие боёв за рубежом и в России?
А.Ш. Самое главное, что за рубежом бои — бизнес, который приносит деньги. У нас они, к сожалению, не окупаются. Если организация уходит в ноль, то тогда это уже хорошо.

S.M.N. Тогда надо нарастить ёмкость рынка сначала, инвестировать?
А.Ш. Мы всё это делаем, просто у нас так заточены телеканалы и так далее. Сам механизм зарабатывания отсутствует. По сути, весь профессиональный спорт зарабатывает за счёт государственных вливаний, государственных или полугосударственных корпораций. По такому же принципу развивается и ММА. Если посмотреть за рубеж, то там такого нет. В США даже на олимпийские сборные выделяется ноль.

Допинговые агентства — это собака на привязи, которую спускают на кого нужно.

S.M.N. Чем закончился вопрос с допингом?
А.Ш. Мне удалось частично добиться отмены наказания. Я считаю это большой победой, потому что добиться хоть какого-то внимания в свою сторону очень не просто. Также удалось уменьшить сумму штрафа.

S.M.N. Скандалы с допингом — это всё правда, или всего лишь часть информационной войны против России?
А.Ш. Конечно же, это неправда. Я объясню это с точки  зрения своего дела. Чёрным по белому написано, у них нет доказательств, потому что нет пробы B, её просто не брали. Тем не менее, меня наказывают. Опять же были потеряны пробы. Из-за отсутствия доказательной базы, должны были снять обвинение. Мне даже не надо было бы защищаться! Но я не могу ничего доказать. Посмотрите, что происходит у паралимпийцев: их даже не тестируют! Получается так: сказали, что они употребляют, назвали фамилии и всех отстранили. Это же бред!

S.M.N. И что же делать?
А.Ш. Это всё политика. Единственное, что остаётся — надеяться на Бога и думать, что тебя это не коснётся. Мне очень жаль спортсменов, которые попали в эту ситуацию. Они спортом живут, они этим зарабатывают. И так легко все это разрушить. Вообще, я считаю, что все допинговые агентства это собака на привязи, которую спускают на кого нужно. И ещё, чтобы было понимание: в моем случае одну и ту же пробу тестировали два раза, и она показала разный результат — один раз соотношение тестостерона к эпитестостерону 30:1, а другой раз 50:1 . Разве такое может быть? При этом, при соотношении тестостерона к эпитестостерону 50:1*, непонятно как я выжил, не говоря о том, как смог драться и победить Мелвина Манхуфа.**

* Примечание редакции. Максимально разрешенное для спортсменов соотношение тестостерона к эпитестостерону 4:1. Для сравнения, в одной из допинг-проб Алистара Оверима соотношение было 14:1.

** Alexander Shlemenko Suspended 3 Years, Fined $10K for Failed Drug Test at Bellator 133 http://www.sherdog.com/news/news/Alexander-Shlemenko-..

S.M.N. Что бы хотели пожелать читателям SPORT MEDIA NEWS, а также всем фанатам спорта, ММА , фанатам Александра Шлеменко, Андрея Корешкова, Александра Сарнавского  и команды «Шторм»?
АШ. В первую очередь, хотел  бы поблагодарить за поддержку, а пожелания для всех стандартные: живите трезво, верьте в себя, никого не слушайте, и всё у вас получится.

Беседовали: Максим Смирнов и Андрей Головин
Инфографика: Илона Пономарёва
Помощь в подготовке материала: Алина Балабина
Фото взяты из личного архива Александра Шлеменко и с сайта sherdog.com