Интервью с Максимом, президентом регбийного клуба «Барс», прошло у него на работе – если быть точным, в барбершопе. Место, которое многие воспринимают как «хипстерское», Максим понимает иначе. Здесь девушки не стригут друг друга, не красят волосы, не обсуждают мужиков. В барбершоп приходят его друзья, ребята из команды, и он может с ними пообщаться. Правда, девушка здесь все-таки работает – как сказал Макс, клиенты, особенно спортсмены, не любят, когда их голову трогает мужик.

Максим рассказал, как команда из драчливых ребят с амбициями выросла в профессиональный клуб, который берет призовые места на городских чемпионатах, проводит мероприятия с общественными организациями и уже имеет свой стадион. А также про то, что другие клубы не считают их классными, скорее наоборот – быдланами и выскочками. Это команда в пятнистой форме, которая держится особняком и честно говорит, что ей плевать на остальных.

РЕГБИСТ И ВЛАДЕЛЕЦ БАРБЕРШОПА

Клубу скоро 7 лет, и за это время через меня прошло много людей. Новые связи, новые друзья, взлеты и падения – в принципе, я доволен тем, что было. По-моему, если и уходить куда-то после регби, то в диванные аналитики. Хотя у нас в клубе уже есть такой – не буду говорить, кто, но думаю, он сам поймет и ребята догадаются.

Я уже взрослый и потратил на «Барс» значительную часть своей жизни. Я сделал достаточно для клуба, но не уйду, пока не найду достойного человека на замену. До тех пор у меня все распланировано под «Барс». А так все свободное от тренировок время я провожу у себя в барбершопе.

Если честно, хочется передать мяч своему сыну, но пока вручил только крестнику. Правда, он еще очень маленький. Вот сделаем детскую секцию… Еще хотелось бы через много лет в старости выйти на поле, поиграть с молодыми. Надеюсь, они меня уделают.

ИЗ ФУТБОЛА В РЕГБИ

Клуб вырос из кругов футбольных фанатов. Захотелось каких-то достижений, а не просто смотреть и болеть. Почему не футбол, а регби? В футбол просто прикольно поиграть, а регби – жесткий мужской спорт с большими возможностями. К тому же у нас он не так развит, поэтому в нем можно попытаться чего-то добиться. По сути, клуб собрался из друзей и их друзей, мы не прикреплены к какой-либо базе, университету, и состав у нас всегда был один.

Когда мы уже подошли к тому, что нужно заявляться на чемпионат Санкт-Петербурга, встал вопрос с названием. Перелопатили кучу вариантов – ничего не получалось. Сидели в заведении «Барс», грустили, думали. И мы решили, что, раз мы тут рядом тренируемся – может, заведение станет нашим партнером (смеется), если мы назовемся «Барсом». К тому же в России такого клуба нет, и название довольно серьезное, можно с ним что-то придумать.

Например, форма. У нас в клубе есть дизайнер, он разработал нам логотип и форму. Ребята к такому дизайну отнеслись отлично: выглядит ярко, нас точно заметят. Да и девушкам нравится. А что до соперников… Им приходится что-то в себе носить – вот хочется что-то нам сказать, но не говорят. Наверное, страх и уважение. Да и наплевать на них.

После первого официального матча напились. Хотя, если честно, я бы даже не назвал это матчем. Мы поехали в Новгород, и это была самая непонятная поездка в моей жизни. Мы бегали по колено в снегу, падали в грязь. Меня еще поставили на позицию разыгрывающего, я злился, ничего не мог понять, бил себя по лицу. Да уж, было весело.

Сейчас есть амбиции выходить на всероссийский уровень и в Европу. Но будем реалистами – у нашего поколения нет таких возможностей. У нас были сильные игроки, но они постарели, и хорошей замены для них сейчас нет. Спорт начинается с детей. Если получится, откроем детскую секцию и будем готовить ребят. Не страшно, когда по каким-то причинам люди уходят из команды. Главное, чтобы она продолжала существовать – и тогда сердечко не болит.

ЛЕВ ПРОТИВ ШАКАЛОВ

Мы появились в городе, как какая-то вспышка, и многие из ветеранов до сих пор считают, что мы куча быдловатых выскочек. Когда мы пришли, в городе все играли друг за друга. Мы встречались с одной командой, с другой, с третьей – везде все те же люди, только разные футболки. Для нас это было неприемлемо, мы считали, что если ты хочешь играть за какой-то клуб, то и играй за один. Я понимаю, что есть профессионалы, для которых спорт — это работа, и поэтому они меняют клубы и получают за это деньги. Но когда это твое хобби – зачем?

Мы самодостаточны в плане общения и держимся особняком. Что бы ни говорили про «джентльменский спорт», правило «третьего тайма», каждый тянет одеяло на себя и не будет делать что-либо, что пойдет во вред команде. Никто не будет врубать джентльменов, поэтому зачем все эти «Привет, как ваши дела?», зачем надевать маску? Наплевать. Так гораздо проще, честнее. Мы по-спортивному ненавидим противников. Бывало, что такая агрессия выливалась в драки на поле. Но все-таки регбисты должны не махать руками, а играть.

Девочка-барбер, которая работает у меня, работала в Колпино, и к ней как-то сел стричься мальчик, начал рассказывать, что он регбист. Она сказала ему: «Приходи в барбершоп к «Барсам»», на что он ответил: «А у нас с ними контры». Хотелось бы спросить: «Друг, ты кто? Какие у тебя с нами контры?»

Думаю, после этого интервью меня еще больше возненавидят, но что ж поделать. Сейчас у нас много проблем с составом, в прошлом году нас покинул тренер, и я замечаю, что, если раньше люди не позволяли себе что-то говорить про «Барс», сейчас по чуть-чуть начинают. На сильного соперника никто не открывает рот, но как только лев оступился – шакалы набежали. Как бы грубо это сравнение ни звучало.

КОМАНДА БЕЗ СТРАХА И СОВЕСТИ

У нас нет каких-то командных ритуалов, каждый настраивается по-своему. По большей части у нас собрались профессиональные спортсмены, и они сами готовятся к игре. Я, например, слушаю какую-нибудь спокойную музыку, – скажем, «Грибы». Только никакого Скриптонита.

Главное правило клуба: «Играй за «Барс», только за «Барс»». Не было такого, чтобы кто-то уходил в другой клуб. У нас довольно разношерстный коллектив, все спортсмены, с амбициями, со своим гонором. Многие из них не занимались командными видами спорта, и им тяжело, поскольку в индивидуальном спорте ты отвечаешь только за себя. И ты либо выиграешь, либо проиграешь, в зависимости от оппонента. А тут исход зависит от каждого из 15 человек. И как бы ты ни пахал, все за всех не сделаешь. У нас были драки на поле между своими. Года три назад мы играли с СПбГУ, и у нас два человека подрались на поле. Ребята из другой команды немножко обалдели. Но после игры такие конфликты разрешаются легко: подрались, а там руки пожали – и все уже, никаких обид.

Но, несмотря на это, нам ни за что не стыдно (привет ребятам из Феодосии) (смеется). Думаю, если бы у нас была совесть, тогда было бы. А так, что бы ни делалось, все равно было весело – это касается даже драк. Раньше у нас был лозунг: «У «Барса» нет друзей», – теперь, пожалуй, будет «»Барс» – команда без страха и совести». В субботу у нас игра с «Приморцами», у них классный девиз: «Мы «Приморцы», и нам это нравится». Так вот, завтра им это не понравится, сто процентов.

Беседовали Анна Юдаева и Юлия Чернышевская
Рисовала Анна Юдаева
Фотографировала Юлия Чернышевская