Мы пообщались с представителями двух команд из МАДИ: «Electric» и «Baja». Узнали особенности их болидов, пообщались на тему электрокаров и о том, кто развивает эту отрасль в России.

— Я представитель «Baja» МАДИ, у нас выставлен инженерный студенческий проект. Данный болид был построен для участия в ноябрьских соревнованиях на российском этапе, который так же проводился при поддержке МАДИ. Это первый российский чемпионат по «Baja», где мы заняли второе место в общем зачёте. Победили в номинациях «подъём на гору» и «манёвренность». Сейчас разрабатываем новую машину для российского этапа, и если успеем зарегистрироваться, то поедем на этап в Мексику. Всё собирается по регламенту, и единственное, что общее у машин — это двигатель.

Далее мы пообщались с представителем команды «Electric» МАДИ:

— Наш болид на электрике называется «Чеглок»: разгоняется свыше 100 км/ч, у него два двигателя — по 36 киловатт на каждое колесо. На данный момент, он очень тяжёлый, весит 270 кг. Сейчас мы строим новый болид, который будет легче — мы уже нашли некоторые решения, как его облегчить, но ищем ещё. Перебираем аккумуляторный контейнер — надеемся что-то новое с ним придумать. Сейчас готовимся к соревнованиям, которые ожидают нас летом.

— Какие у вас достижения?

— Мы занимали 1 место в «Формуле» Электрик и Гибрид, в Италии мы также заняли 1 место в 2011 году. На российском этапе мы заняли 3 место в 2014 году. Выиграли «Формула» Студент в 2015 году. Достаточно часто занимаем первые места в номинации «эффективность» — наша машина достаточно мало потребляет энергии относительно остальных. В этом году надеемся поучаствовать в московском этапе, а летом планируем поехать на соревнования в Испанию.

— Как далеко на нём можно уехать?

— Более 22 км, пилот сменяется через 11 км.

— Кто ваши главные конкуренты в России и в мире?

— Очень сильные команды в Германии: у них много участников и много машин. Они делают одну общую команду, которая делает ДВС и электрику. В России на данный момент мы являемся единственной командой.

— Если вы единственная команда, то с кем вы соревнуетесь?

— Мы участвуем в гонках совместно с ДВС, единственное, что отличается — это эффективность. У них замеряется расход топлива, а у нас — энергии. Есть различия в регламенте, но соревнования общие.

— Какие цели у команды на ближайшие годы?

— Построение новых болидов. Нам нужно будет построить болид на беспилотнике к 2020 году, чтобы проходить некоторые дисциплины по регламенту. Мы ставим перед собой задачу занимать высокие места в Европе. Также набрать новых участников в команду, которые будут заинтересованы, как и мы все, в работе — с горящими глазами, с желанием работать.

— Как происходит набор в команду?

— Сначала даём общее объявление, люди подают заявки в команды. Даём ребятам разные задания, и они должны сдать регламент. В этом году нам был дан регламент на английском: мы его переводили, разбирали и сдавали по нему экзамен. Кому нужно было что-то отчертить, кому-то — разработать. Я занимаюсь экономикой, так что мне нужно было рассчитать стоимость по определённой части машины. А дальше уже смотрим, кто готов этим действительно заниматься. Часто приходят ребята и говорят: «Хотим быть пилотами!» Ну, ими все хотят быть — нам же нужны люди с желанием работать.

— Какие перспективы развития беспилотных автомобилей в России?

— Перспективы средненькие. В будущем, с развитием направления электрики, так как в неё проще поставить беспилотную систему, они будут выше. Это важно и для окружающей среды, и для людей. Многие, наверное, уже слышали историю с «Tesla», когда она спасла человека. Это действительно важные вещи, которые нужно развивать.

— Может ли в России в ближайшем будущем появиться компания по производству электрокаров?

— Конечно, у нас ежегодно отбирается много ребят, которые действительно хотят этим заниматься и занимаются этим в дальнейшем. Так почему бы не основать свою?!

— Какие проблемы возникают с разработкой электро болидов?

— Основной сложностью у всех команд является поиск людей — достаточно много приходится работать и днём, и ночью. Довольно большие сложности в поиске спонсоров, которые готовы нас поддержать. У нас очень дорого стоит это направление. Батареи по 600 тыс. рублей — достаточно большие деньги. Институту на это сложно выделять средства, команд много, и мы сами это всё организовываем.

— Когда решат проблему с неэффективностью электродвигателей в холодное время?

— Это всё будет делаться методом проб и ошибок. Разрабатываться, дорабатываться и тестироваться. Без тестов можно разрабатывать всё, что угодно.

— Можно ждать решения в ближайшие годы?

— Да, сейчас «Volkswagen» активно ведёт разработки, «Tesla» тоже. В ближайшие лет 5 должны что-то придумать.

— Как вы относитесь к отказу Европы от ДВС?

— Я к этому отношусь положительно. Это одна тех из причин, по которой я пошла именно в эту команду, ведь она на электрике. Я сильно интересуюсь всем, что связано с экологией. Всем, чем можно защитить нашу планету. Я эту идею целиком и полностью поддерживаю.

— В России подобное возможно?

— Думаю, да, если люди будут в этом заинтересованы, если объяснять людям, что это необходимо. Нам нужно беречь то, что мы имеем. Раскручивать эту тему — сейчас она в России недостаточно развита. Большая проблема в том, что в России и в Москве, в частности, мало зарядных станций. Но всё возможно.

Автор: Алексей Атляузов
Редактор: Ксения Симонова
Фото: Electric MADI, Sport Media News

[Всего: 0   Средний:  0/5]
0