Редакция Sport Media News продолжает знакомить своих читателей с хоккеистами «Красной Армии». На этот раз наш корреспондент побеседовал с хоккеистом, начинавшим свой путь в московском «Динамо», победителем первенства России по хоккею среди юношей до 17 лет, любителем кино и творчества Ремарка — с нападающим Артёмом Пугачёвым.

«Хоккей – это моя жизнь»

— Расскажи о том, как ты пришёл в хоккей.
— Где-то в возрасте трех-трех с половиной лет мы с семьёй отправились на каток. Там мы взяли коньки и поехали с папой кататься. Мне очень понравилось, и я захотел продолжать заниматься этим. После этого мы с папой ещё пару раз ходили на каток, а потом уже меня решили отвести в хоккейную секцию. Сначала пробовали ЦСКА. Мы не знали расписания и приехали, когда тренировались ребята 1999 г.р. Родители хотели просто показать меня тренерам и узнать, возьмут в хоккей или нет. Мне уже было года четыре. Я откатал одну тренировку с этими ребятами, у них была беговая, и мне очень не понравилось. Я психанул и сказал: «Отдайте меня куда угодно, но только не в хоккей!». Но прошла неделя, и я снова загорелся хоккеем. Меня не отпускало. Родители решили попробовать отдать меня в другую школу – в «Динамо». Там тогда в группе 2001 г.р. тренером был Александр Николаевич Филиппов, тренер Овечкина. Он сказал: «У нас все равны, все катаются, все учатся, всё будет хорошо, мы его берём». Тогда ещё все секции были бесплатными. И родители меня стали водить туда, в школу «Динамо» на Ленинградском проспекте. По утрам были тренировки, потом детский садик, когда подрос – школа, опять тренировки. Ну и так далее.

— Когда ты начинал, у тебя были какие-то кумиры?
— Я тогда вообще никого не знал из хоккейного мира. Но уже потом, со временем, они начали появляться. Александр Овечкин, например. Потому что его всё время «рекламировал» наш тренер (улыбается).

— А сейчас у тебя какие есть кумиры?
— Трудно сказать. Больше всего импонирует Лео Комаров из «Айлендерс». Он и его стиль игры мне всегда нравились. Ещё Коннор Макдэвид. Его сейчас называют новой звездой, одним из лучших хоккеистов в мире. Из русских игроков – Сергей Мозякин, наверное.

— В «Динамо» ты провел довольно много времени. Расскажи, с кем из ребят оттуда ты до сих пор поддерживаешь связь?
— С Данилой Зарубой. Мы лет пять-шесть знакомы. Он в «Динамо» перешёл из «Спартака», а потом мы с ним вместе перешли сначала в выпускной год в ЦСКА, а потом уже в «Красную Армию».

— А из тех, с кем ты изначально в «Динамо» был?
— Прямо с самого начала это Олег Зайцев, Егор Афанасьев. Мы играли в одной тройке. Егор ещё в раннем возрасте уехал в Америку – точнее, он сначала перешел в ЦСКА, а потом уехал. А с Олегом мы до конца играли в «Динамо». В итоге он остался в «Динамо», я перешёл в ЦСКА. Он в молодежке играл, а я ещё по школе, а потом он уехал в Канаду. Но мы поддерживаем связь, иногда списываемся. Савва Дубовицкий ещё. Он тоже вроде в «Динамо» начинал, а в этом сезоне играл в «Сахалинских Акулах», но сейчас с ним, кажется, контракт расторгли.

— В какой момент ты понял, что готов заниматься хоккеем всю свою жизнь?
— Лет в 13, когда в первый раз попал в сборную Москвы. Там как раз тренером был Александр Георгиевич Левицкий. Тогда я понял, что всё, пути назад нет, надо дальше расти. А потом я попал на первый сбор сборной России, и точно осознал, что деваться некуда — это моё. Плюс, я тогда много школу прогуливал из-за тренировок, долги были. Приезжал, сдавал, с учителями договаривался: «Не ставьте мне два, поставьте три. А можно четыре» (улыбается). Мама всегда ругала за тройки, а я объяснял, что не получается у меня учиться на четвёрки и пятёрки. И сейчас я осознаю, что уже тогда понимал, что у меня нет ничего, кроме хоккея, что я бы мог делать так же хорошо. Это моя жизнь, я всё отдал туда.

— Какое у тебя вообще самое яркое воспоминание или впечатление осталось из «Динамо»?
— Там были хорошие тренеры, коллектив тоже. Ничего плохого не могу сказать про «Динамо». Про ЦСКА, кстати, тоже. У меня только хорошие воспоминания остаются.

«Очень приятно быть в лучшей команде России»

— Потом ты перешёл в ЦСКА. Расскажи о том, как это получилось.
— Получается, что в «Динамо» развалилась старая организация. Ну и вот так вышло.

— Долго думал над этим решением?
— Да нет, это как-то спонтанно получилось. Захотел в ЦСКА – перешёл.

— Когда ты пришёл в команду, с кем ты сразу подружился?
— Мы уже все были знакомы, в принципе. Некоторые ребята из «Динамо» чуть раньше перешли, со многими я был знаком по сборным Москвы и России, по регионам, по командам, с которыми играли. Поэтому у меня не было никакого барьера в новом клубе. Тем более, я перешёл не один, нас было четверо: Кирилл Кабанов, Даня Гущин, Даня Заруба, ну и я. Я даже удивился тому, как всё было легко. Думал, что будет сложнее, это ведь была моя первая смена клуба. Но оказалось, что всё то же самое, только цвет маек и тренер изменились.

— Кстати, в тот год, когда ты перешёл в ЦСКА, в финале Кубка России вы играли против «Динамо». Каково тебе было выходить на лёд против игроков из своей бывшей команды?
— Очень хотелось выиграть, конечно. Доказать, что не зря перешёл. И мы сделали это. Я тогда ещё забросил пятую шайбу, мы 5:4 повели. Было очень приятно, и я даже отпраздновал этот гол, хотя не принято радоваться, когда забиваешь в ворота своей бывшей команды. Но ребята из «Динамо» мне ничего не стали говорить.

— Расскажи о том, какие эмоции испытываешь, когда побеждаешь в чемпионате России? Что ты чувствовал тогда?
— Не знаю. Потолок какой-то, наверное. То, что это всё, это финиш (улыбается). Очень приятно быть в лучшей команде России, мы не зря работали, не зря трудились.

— Когда ты переходил в ЦСКА, ожидал ли, что потом тебя возьмут в «Красную Армию»?
— Вообще я ничего не планировал. Я даже не знал, что у них молодёжка есть. Сразу как-то просто работать начал, не задумывался об этом вообще.

«Я, наверное, никогда не забуду пятую игру против «Алмаза» в плей-офф»

— Помнишь свой первый матч за «Красную Армию»?
— С «Ригой», по-моему. Я тогда сразу голевую передачу Комиссарову отдал (улыбается). У меня просто взрыв был в голове! Я тогда так радовался, когда Лео забил. Побежал, споткнулся, потом на него запрыгнул (смеётся). Но было очень круто!

— Когда выходил в первый раз на лёд в МХЛ, переживал?
— Конечно! Ребята двухтысячного года, с которыми мы на сборах были, поддерживали. Мне было приятно с ними играть первый матч. Так что волнение было, но нельзя сказать, что оно переходило какую-то грань. Думал, что будет намного тяжелее, что я буду загоняться из-за того, что что-то не получается, что тренер будет на меня кричать, но ничего такого не было. Кстати, тренер тоже подбадривал молодых ребят, которые впервые играли в МХЛ.

— Ты уже говорил как-то в послематчевом комментарии, что свою первую шайбу забросил «Капитану». Что ещё помнишь о ней? Какие тогда были эмоции?
— Я даже не понял, как она зашла. Как-то всё настолько спонтанно вышло, что даже в памяти не отложилось, просто взрыв такой был – эмоциональная буря какая-то (смеётся). Не помню даже, что было дальше – кто-то там поехал, забрал мою шайбу.

— Первый дубль ты же тоже оформил именно в ворота «Капитана». Как думаешь, почему так получается?
— Не знаю, повезло просто. Совпадение.

— У вас впереди матчи с «Капитаном» в Ступино. Будешь пытаться в их ворота сделать хет-трик?
— Я постараюсь сделать его пораньше, чем в Ступино.

— В прошлом сезоне у вас был очень драматичный плей-офф, пятый матч. Что помнишь оттуда?
— Всё. Я, наверное, никогда не забуду и не прощу себе, что мы отдали эту пятую игру. Вообще, наша ошибка была в том, что мы проиграли два матча в Череповце. Ехали оттуда домой с опущенной головой. Эмоций на пятом матче было выше крыши. Для меня это был словно финал. Можно примерно сравнить с финалом чемпионата России, но даже круче раз в десять. Короче, нет, всё-таки нельзя сравнить (смеется).

— Как ты думаешь, почему вы, ведя в серии 2:0, проиграли в Череповце? Что там случилось?
— Там фанаты хорошо поддерживали «Алмаз», плюс на льду нас соперники провоцировали всё время, а мы велись на их провокации. Много драк было, грязи, травм. Где-то им, возможно, повезло, а нам где-то нет. Мы победили у себя дома, они – у себя. А пятая игра… не знаю. Мы как-то расслабились что ли, когда 4:1 в счёте вели. Раз пропустили, 4:2. Поняли, что надо собираться. Потом бац — третья, четвёртая. Мы ещё на последней минуте забили, а гол не засчитали. Я уже думал, что всё. В овертайме у нас моменты были, можно было вполне дальше проходить в плей-офф, а вместо этого пропустили обидную шайбу. У меня просто земля из-под ног в тот момент ушла. Я не понимал – а что дальше? На самом деле, эти эмоции не передать словами. Было очень обидно. В раздевалке стояла гробовая тишина.

— Вообще, прошлый сезон для тебя был дебютным в МХЛ. Как ты можешь его оценить?
— Честно? Я не очень был доволен. Мама с папой говорят, что это дебютный сезон, всё хорошо. Но хотелось бы лучше. Однако мне повезло, что тренер помогал, поставил в первое звено. Моей задачей было вылезать на ворота, блокировать шайбы – выполнять простую работу. А партнеры у меня весь сезон были просто великолепные. Я ещё был молодой, поэтому за ними тянулся. Макс Соркин, Егор Филин, Никита Ртищев к плей-офф подъехал. С Лёней Климовым мы тоже играли. Крайних там постоянно меняли, а центральным практически всё время был Макс.
До меня в первом звене играл Даня Хулапов. Потом он приболел, и я вместо него встал, закрепился там. Мы всё время с ним спорим, что, если бы он не заболел, то остался бы там. А я ему говорю, что всё равно бы «съел» его (улыбается). Но это хорошая конкуренция – мы друг друга всё время держим в тонусе. Жалко, конечно, что сейчас он вылетел. Хочу пожелать ему скорейшего выздоровления. Мы вот к нему домой с ребятами заходили, спрашивали, как самочувствие, поддерживали его в первые дни. Это тяжело, на самом деле. Никто не знает, когда и с кем может произойти подобное.

«Мы будем биться до последнего»

— В этом сезоне ты поменял свой игровой номер: с «21» на «67». С чем это связано?
— В основной команде под «21» номером Сергей Калинин играет, так что мне сказали выбрать из свободных номеров. Ну я выбрал «67». Он прикольный. Я никогда под таким не играл. 

— Начало этого сезона у вас вышло довольно сумбурным: то выигрывали, то проигрывали. Как-то даже выпадали из восьмерки лучших. Сейчас же команда набрала ход: вы 25 матчей подряд (разговор состоялся 22 декабря – прим.) не уходите со льда без набранных очков, даже если проигрываете. С чем это связано?
— Мы, на самом деле, даже не задумываемся об этом. Просто все вместе, единым целым идём вперед, работаем ради побед. Всегда приятно быть неудобным соперником для других, забирать очки у команд. Мы не собираемся отдавать их никому. Да и в плей-офф желательно выйти с первых мест, чтобы начинать дома.

— Есть ли у вас цель попытаться обойти СКА в «регулярке»?
— Конечно! Может, кому-то это покажется нереальным, но в целом мы готовы, мы настроены на это. Не знаю, как всё сложится, но мы будем биться до последнего.

— В этом сезоне у вас поменялся тренер. Можешь ли как-то сравнить между собой Альберта Викторовича Лещёва и Александра Георгиевича Левицкого?
— У каждого свои подходы. Я, если честно, даже не знаю, как их сравнивать. Они оба мне нравятся, от них идёт какая-то верная, позитивная отдача. Но если у Альберта Викторовича всё было как-то больше заточено на оборону, то Александр Георгиевич позволяет нам несколько раскрепоститься в зоне атаки. При этом он тоже просит сдержанно играть в обороне. Они оба мастера своего дела. 

«Что в быту, что на льду – всё должно быть одинаково»

— Перейдём к тому, что произошло буквально недавно. Вы с командой ходили на гандбол.
— А я не ходил. По состоянию здоровья не смог.

— Но в целом часто ли вам с командой удается выбраться куда-то?
— На самом деле, я бы не сказал, что часто. Бывают, конечно, у нас командные встречи, мероприятия. Обычно, если игра неудачная, можем собраться в номере и вместе обсудить, почему так получилось, ошибки разобрать, обменяться своими мнениями. Я считаю, что хорошо, что мы так собираемся коллективом. На мой взгляд, что в быту, что на льду – всё должно быть одинаково.

— Раз мы немного затронули тему других видов спорта, нельзя не спросить, что тебе ещё нравится?
— Смешанные единоборства очень нравятся.

— У вас в команде много таких, да?
— Ну да. Я вот и сам в прошлом сезоне «отличался». У меня было драк шесть, может.

— Мне вот, кстати, Егор Корбит рассказывал, что ему тоже это нравится.
— Мы с ним даже обсуждали и Конора Макгрегора, и Хабиба, и всех остальных. Сейчас в России ещё популярна «Битва за хайп» на YouTube, мы смотрим. Это интересно, приносит удовольствие, можно расслабиться.

— Есть ли у тебя какие-то любимые бойцы?
— Александр Густафссон, швед.

«Никто, кроме родителей, не укажет на твои маленькие ошибки»

— Расскажи немного о своей семье: как они тебе помогают? Как поддерживают?
— Начнём с того, что у меня папа – тренер. Он занимается с детскими командами и всё время мне указывает на всякие ошибки. А мама нейтрально относится. Нет, ну она, конечно, за всё время, что я занимаюсь, тоже начала разбираться в хоккее, ей тоже это интересно. Она смотрит все мои матчи. Если домашние, то всегда приезжает. Если это близкие выездные – Чехов, например – тоже может приехать. А остальные – смотрит на YouTube.
В принципе, родители всегда меня поддерживают. Никто, кроме них, не укажет на какие-то маленькие ошибки, которые может не заметить тренер. Ведь тренер, как правило, обращает внимание на глобальные вещи: где и чего не хватает. А родители могут сказать, где эмоций чуть-чуть не хватило, а где переборщил, где не рассчитал свои силы. Мне это очень помогает. Да, иногда мне неприятно выслушивать их критику в свой адрес. Всегда думаю: «Да я всё так делаю, всё нормально!» — постоянно брыкаюсь (улыбается). А потом остываю и понимаю, что да, действительно сделал неправильно. Но на первом месте в этом плане всё равно всегда должен стоять тренер, чтобы складывалась игра как у команды, так и у тебя у самого.

— Расскажи о том, как родители помогают тебе справляться с неудачными матчами.  
— Они меня просто не трогают. Я выхожу со льда, проходит собрание, и сразу после я пишу им: «Приеду домой, меня не трогайте». А вот ночь пройдёт, и они уже начинают спрашивать – без наездов, спокойно. Там и я сам могу поинтересоваться у отца, что я не так сделал.

— То есть, ты такие вещи сам с собой переживаешь?
— Да.

— И как ты это делаешь?
— Ухожу в себя, накручиваю. Как защитный рефлекс — ложусь спать раньше, чем обычно. Наутро обычно свежие мысли приходят. Пересмотрю игру ещё. Я не люблю этого делать, но плохие обычно пересматриваю на предмет поиска того, что я сделал не так. Плюс, нам ещё тренер наш «вставит» за наши косяки. Иногда «прилетает» прилично, но по делу.

«Нужно всегда быть на позитиве»

— После одного из поражений (30 ноября, матч против «Капитана» — прим.) ты вышел в микст-зону и выглядел довольно позитивно настроенным. 
— Потому что тренер зашёл в раздевалку и сказал, что выигрывать всегда не получится и хорошо, что нам удалось зацепиться за очки в матче. Со всеми такое бывает. Тогда у нас и эмоциональная усталость уже была накоплена. 

— Но в целом, как удается сохранять такой настрой?
— Да в принципе это довольно легко, потому что много ребят, которые шутят в раздевалке, у нас музыка позитивная играет. Даже если матч проигран, нам разрешают включить что-нибудь, чтобы сильно не загоняться. Нужно всегда быть на позитиве, простым рабочим парнем, всегда выходить на лёд с улыбкой, и всё будет хорошо. Хоккей в первую очередь должен приносить тебе удовольствие, поэтому я сомневаюсь, что, занимаясь им, можно быть каким-то негативным человеком.

— Расскажи о том, как ты обычно проводишь своё свободное от хоккея время.
— Вообще, я киноман. Вот вчера сходил на «Новогодний беспредел-2» с Сергеем Буруновым. Очень понравился фильм. Люблю всякие комедии, да и не только. А дома в компьютер играю, например. Ещё я учусь сейчас на втором курсе университета на факультете физической культуры. Посещаю, конечно, редко, но метко. У меня сессия, а я там ещё ни разу не был. Помимо этого, я в автошколу записался, сейчас думаю начать ходить уже. В ближайшем будущем, где-то в течение годика, хочется машину купить.

— Видела, кстати, что ты подписан на страницу «Макдоналдса» ВКонтакте.
— Да. Знойный любитель «Макдоналдса» (улыбается). Никому не советую. Это, конечно, плохое питание, но иногда после зала, допустим, покушать плотненько там не помешает. Ну так, разбавить. Летом, когда тренировок нет, можно нарушить режим, пойти в «Макдоналдс» и как наесться там! 

— Ну а если серьезно говорить о рационе хоккеиста, то чем вы обычно питаетесь?
— Да мы всё едим. Вообще всё. Я не видел ни одного хоккеиста, который бы что-то не ел. Мы вообще не следим за своим питанием, потому что просто не можем набрать вес в течение сезона. А вот летом – да, потихоньку набираем, поэтому на сборы приезжаем с пузиками (улыбается).

— В новогодний сезон нельзя не спросить о том, без какого блюда ты себе не представляешь этот праздник?
— Оливье. Мне кажется, все так ответят.

— А расскажи о том, какие в твоей семье есть новогодние традиции?
— Мы всегда опаздываем ставить ёлку. Делаем это уже впритык к Новому году, потому что времени мало.

— На Новый год принято загадывать желания. Загадываешь ли ты?
— Да! Я пишу его на салфеточке, сжигаю – всё как положено.

— Ну и такой вопрос: что ты пожелаешь болельщикам «Красной Армии» в новом году?
— Железных нервов. С нами они нужны – столько овертаймов, столько буллитов, это просто что-то с чем-то! Я представляю себя на месте болельщика «Красной Армии», и мне просто плохо становится (смеётся). Но я думаю, что настоящие болельщики всегда будут поддерживать нас, верить, несмотря ни на что. Мы чувствуем это, слышим, как нам кричат с трибун. Это приятно.Ещё я бы пожелал всего самого наилучшего, пусть все мечты сбываются, а любимая команда завоюет Кубок Харламова в третий раз – чем мы хуже «Локо»?

Блиц-опрос

— Последняя тренировка, которая тебя полностью вымотала?
— Сегодня. Мы там бегали много, «зайчик» был – тоже хорошо.

— Последний момент, связанный с хоккеем, который тебя порадовал?
— То, что закончился дальневосточный выезд. Это была просто ужасная радость для нас всех, потому что тяжело было перестроиться. Мы там спали как убитые. Кто-то просил разбудить, кто-то заводил по 10-15 будильников. У нас был такой режим: поели, поспали, поели, снова поспали, поехали на игру, в автобусе поспали. Так что играть было очень тяжело. Но там красиво, свежо, снег. Там мы почувствовали новогоднее настроение. 

— Твоя последняя травма?
— Если совсем жуткая, то она была в прошлом сезоне, я месяц пропустил. Была драка в матче с «Крыльями Советов». Я немного вспылил, мы подрались, а потом на скамейке штрафников почувствовал, что у меня что-то не так с плечом. Когда удаление закончилось, я сразу же побежал к доктору, и он меня увёл, я даже матч не доиграл. У меня были надрывы связок. Восстановился, конечно, но всё равно не забываю об этом. В зал приходится ходить, чтобы не получить рецидив.

— Последний сериал, который ты смотрел?
— «Видеть». Интересный сериал, кстати.

— Последнее, что ты слушал?
— Анет Сай «Не опусти» и Дана Соколова «Остров грехов».

— Последнее, что ты читал?
— Эрих Мария Ремарк «Три товарища». Я еще сейчас хочу начать читать «Жизнь взаймы, или у неба любимчиков нет», но у меня всё времени нет и нет.

— Последняя игра, в которую ты играл?
— Fortnite.

— Как ты провел свой последний отпуск?
— Летом мы слетали в Турцию, потом я отдыхал в Москве, а затем принялся работать. У меня был достаточно короткий отпуск.

Беседовала: Ирина Мотова
Фото: Екатерина Панина, ХК
«Красная Армия», личные архивы Артёма, Instagram: @pugach_21

[Всего голосов: 2    Средний: 5/5]