«Московский поло клуб» провел четвёртый турнир летнего игрового сезона 2018 года — «Кубок Аргентины». 

SPORT MEDIA NEWS взял интервью у директора клуба, Михаила Родзянко. В этом году он сразился со своим бывшим учителем — аргентинцем Эрнаном Траверсо Лаклау, который сейчас тренирует игроков в клубе.

SMN: С чего началась Ваша карьера в поло?

Михаил: Долгое время я играл как любитель и был убежден, что оставлю поло как хобби. Боялся, что если это станет карьерой, то может очень быстро надоесть. Но я стал лучше играть, и потихоньку хобби стало превращаться во что-то более серьёзное. Разница между любителем и профессионалом заключается в отношении к игре и в том, что от тебя ожидают на поле.

SMN: Посадка [всадника] и стиль езды отличаются от обычных скачек. Есть ли какие-то особенности и детали?

Михаил: Поло — динамичный спорт, здесь развиваются почти такие же скорости, как на скачках. У нас тоже есть элементы остановки, повороты и резкие перемены направления. Это всё очень много требует со стороны всадника как физически, так и умственно. Основа снаряжения для лошади одинакова. Есть некоторые отличия нашей посадки, но если у кого-то есть хорошая основа в другом конном виде, то это очень легко поменять.

SMN: В этом году Вы играли против своего учителя. Что можете про него сказать?

Михаил: Раньше, когда он меня учил, он был на порядок сильнее, чем я. Это очень интересный опыт, много лет я его не видел и не играл с ним, а теперь вспоминаю его стиль игры и почему он мне так нравится. Я очень доволен, что получилось вернуть Эрнана в том году. Он живёт этим спортом, для него поло — это всё. Эрнан мне нравится тем, что он в первую очередь думает о долгосрочных отношениях, а не о коммерческих аспектах. Он умеет подбирать лошадь под человека. У игроков есть свой стиль игры и езды, каждому нравится определённое поведение лошади. Можно сравнить лошадей с рынком машин: есть автомобили BMW, Toyota, Lada, и при покупке понятно, что ожидать. У больших конезаводчиков также есть бренды лошадей, которых они разводят. Хороший конезаводчик обещает высокий процент подходящих лошадей, но всегда есть риск, что от породистых родителей может получится не очень спортивная лошадь. Это сложная индустрия, потому что нужно чувствовать лошадей и угадывать желания других игроков. В этом плане Эрнан прекрасный специалист. Я очень много получил от него в своей карьере. Думаю, что он гордится моим прогрессом.

SMN: Что вы думаете о поло на слонах, которое практикуется в Индии?

Михаил: Это как гонки на КАМАЗах, но это может быть кому-то интересно.

SMN: Какой совет Вы даёте своим ученикам?

Михаил: Нет предела совершенству — даже в качестве профессионала я занимаюсь с другими профессионалами. Нужно всегда искать новых тренеров. Они дают свежий взгляд, другие подходы на привычные вещи, которые иногда забываются или не привлекают должного внимания. Это актуально в любом спорте и в любое время.

Моя уникальность как учителя обусловлена тем, что я начинал с нуля уже в сознательном возрасте. Многие преподаватели, которые всю жизнь играют в поло, не понимают технически как они делают то, что они делают. Я же в свою очередь помню, что мне помогало на разных этапах занятий. Я узнал это благодаря обучению у разных тренеров —  все они говорят одно и то же, но используют разные слова и подходы.

SMN: Каждый желающий может позволить себе заниматься конным поло? Или это все же дорогое удовольствие?

Михаил: Уход за любым животным — будь это собака, кошка или лошадь — всегда носит какую-то финансовую нагрузку. В поло необходимо держать не одну лошадь, а минимум четыре. К тому же нужно регулярно их тренировать, следить за здоровьем, оплачивать аренду помещений.

Говорить, что поло — это массовый спорт, неправильно. Деньги всегда играют роль, но и от уровня многое зависит: нанимать хороших игроков, естественно, дороже. Есть игроки, которые получают многомиллионные контракты на сезоны. Когда они приезжают и играют, все вокруг них понимают свой уровень и учатся, как в идеале надо делать.

SMN: Часто ли возникают во время игры травмы у лошади?

Михаил: Лошади здесь — настоящие спортсмены. Игроки тоже, но лошади — в первую очередь. Да, у них бывают травмы, чаще всего — растяжения связок. У меня работает ветеринар, и мы после каждой игры смотрим каждую лошадь: проверяем на хромоту, боль и необходимость отдыха.  

SMN: Были у вас моменты, когда хотелось всё бросить и заняться чем-то другим?

Михаил: Я думаю, что у всех бывают такие моменты, когда спрашиваешь себя: «И зачем это все?» Упорность — важный элемент успеха, и мне кажется, что нельзя останавливаться.

SMN: Отличается ли поло в России от поло в других странах?

Михаил: Зависит от страны, с которой сравниваем: кого-то мы лучше, кого-то — хуже. Безусловно, если сравнивать с Аргентиной, то они на двадцать лет опережают мир. В Аргентине культурно всё развивалось за счет больших семейных ферм. Когда люди на протяжении двухсот лет специально разводят лошадей для одной цели, то лошади приобретают иные формы, иные игровые качества. Там не только хорошие лошади, но и хорошие игроки.

SMN: Вы способствуете развитию поло в России?

Михаил: Да, я как раз взялся за развитие — это главная моя цель. Я тренируюсь и играю во Флориде, до этого долгое время тренировался в Аргентине. Видел, как это выглядит на должном уровне. В России есть огромный потенциал для развития поло. Эта игра требует особый характер, но не все смогут с ней справиться: нужно быть умным, спокойным, техничным. В России есть много людей с чертами, которые подходят для поло, но есть две проблемы: либо не хватает денег на поло, но есть время, либо хватает денег, но нет времени.

SMN: С какого возраста лучше начинать заниматься поло или нет четких возрастных рамок?

Михаил: Чтобы стать профессионалом, то чем раньше — тем лучше. Чтобы любой ребенок играл, нужны подходящие условия, правильные лошади. В Аргентине есть детские турниры, где играют шестилетние дети, но это редкость. Видно, что они слишком маленькие. Зато, когда этим детям по восемь лет, они уже играют намного лучше своих сверстников, поэтому здесь сложно сказать точно.

У нас есть школьные лошади, с которыми занимаются дети. В первую очередь нужно научиться уверенной посадке, а только потом приступать к технике ударов.

SMN: Как выбрать подходящую лошадь, как происходит связь между лошадью и человеком?

Михаил: Есть чувствительные лошади, которые обладают хорошей реакцией и понимают игру. Им нравится играть, они быстро учатся и быстро подстраиваются под нужды всадника-игрока, а есть лошади, которым физически данные не позволяют идти дальше, чем они могут. Мне нравятся те лошади, которые выкладываются на все сто. Однако с такими лошадьми нужно очень аккуратно обращаться, так как шанс травмироваться у них намного выше. Этот баланс и есть моя профессиональная работа — подводить лошадей к максимуму их возможностей без ущерба психике. Это очень тонкое — настраивание лошади. Некоторые лошади быстро проходят через процесс увеличения скоростей и понимают игру. Чувствуется, что они «раскрываются» и «летят» — на таких лошадях приятнее играть. Некоторых лошадей тяжелее обучить, а потом в какой-то момент они вливаются в игру и становятся совершенно другими. Бывает, что лошади очень хорошие, а потом с ними что-то случается, может быть, психика не выдерживает, и появляются отклонения в дрессировке. Потом пытаешься их исправить, но это ведь живое существо — работать нужно не только с телом, но и с головой, психикой.

При клубе также проводятся занятия по поло. Чтобы начать заниматься, не обязательно уметь сидеть на лошади. В академии проводятся групповые и частные уроки, на которых студентов обучают верховой езде, технике удара и стратегии игры. Занятия проходят по адресу: Московская область, Дмитровский район, Целеево с., 56 км Дмитровского шоссе. 
Сделай конное поло частью свой жизни!

Авторы: Ксения Халимова, Елена Латанова
Редактор: Иван Карсаулидзе
Фото: Дарья Леснёва