SportMediaNews взял интервью у вратаря «Казанки» Михаила Мжельского.

Как все начиналось? Ты воспитывался у бывшего тренера Аршавина, правильно? Был ли этот факт дополнительном стимулом работать еще сильнее?

В 6 лет? Нет. Все началось, когда мама отправила меня в футбольную секцию. Мы выстроились в шеренгу. Тренер показал на меня пальцем: «Ты! Вставай в ворота!». Я тогда ничего не понимал. Мне купили бутсы, перчатки и только поставили в ворота. Я осознал, что делаю, только когда начал играть на большом поле.

Как ты совмещал тренировки с учебой?

Я учился в медицинском лицее. Старался успевать освоить всю программу, но все равно ко мне были какие-то вопросы. С первого по восьмой класс проблем не было. А вот в девятом я начал много пропускать из-за участия в детско-юношеских турнирах. У завуча были претензии по поводу долгого отсутствия, она вызывала родителей в школу, жаловалась маме, какой я плохой, грозила отчислением. Тем не менее, это не мешало мне перед каждой переменой брать с собой тетрадку 48 листов, вырывать оттуда страниц 7, делать ком, обматывать его скотчем и играть на переменах в мяч. Его забирали, но мне было плевать — я заново вырывал страницы и делал еще один. От отчисления меня спасало то, что у меня были нормальные оценки.

В середине десятого класса завуч поставила нас с мамой перед выбором: либо вы доучиваетесь и идете в медицинский университет при школе, либо продолжаете «футболить» где-нибудь в другом месте. Я ушел в школу при академии «Зенита». В ней было проще — нас не разрывало между тренировками и учебой, а расписание выстраивали так, чтобы мы могли делать и то, и другое.

Почему родители отправили тебя в школу с медицинским уклоном?

У меня там брат учился. И, кажется, даже отец. Если зайти в школу, там висят старые черно-белые фотографии, на одной из них есть мой отец.

Они не настаивали на том, чтобы ты был доктором?

Мама мне только один раз задала этот вопрос, когда нам нужно было принять решение, остаться в лицее или уходить в академию. Она спросила: «Может, ты хочешь стать врачом?». Я ответил что-то вроде этого: «Мам, давай ты больше не будешь так говорить, пожалуйста».

Я считаю, что нужно делать то, что тебе нравится, особенно если за это ты еще получаешь деньги.

 

Есть какие-то отличия от того, чему тебя научили в детстве в «Зените» и что от тебя требуют сейчас на тренировках «Казанки»?

Учитывая, через что я там прошел, благодарен только 2-3 людям. Хоть это и родная команда, но с воспитанниками она не очень хорошо обращалась. В основном были привозные люди, игроков приглашали из других городов, а воспитанникам не давали шанса.

Какой шанс тебе не дали?

Сыграть в определенных матчах. Я усердно тренировался, хорошо играл товарищеские игры, но на поле меня не выпускали. Я даже сидел на замене вторым вратарем в основной команде «Зенита».

Ты из-за этого ушел?

У меня не было кайфа. Я ушел, потому что хотел играть. И здесь, мне кажется, в меня верят больше.

Тебя спокойно отпустили?

Они как-то прошляпили этот момент и предложили контракт меньше, чем за два месяца. Есть система: если предлагают контракт больше, чем за два месяца до его окончания, то для того, чтобы уйти, ты должен выплатить компенсацию, меньше — уходишь бесплатно. Мне предложили за полтора месяца до конца.  Я отказался.

Читаешь, что про тебя говорят в интернете?

Да, я перечитываю свои интервью и интервью тренера, в которых он что-то про меня говорил. Например, интервью Конеева со сборов, всего сборов было двое. На третьи едет только дубль, а там был матч с «Карпатами». Ко мне подошел Радимов и в ходе разговора поймал меня на слабо. Он не поверил, что я отыграю на ноль. В итоге мы поспорили с ним на ужин. Там столько было моментов. Радимов шепчет: «Ну пропусти уже, пропусти». Мяч летит в разные стороны, я как кошка за ним. Мы вытянули 1:0. Конеев тогда дал интервью, в котром сказал, что игра была тяжелая, и упомянул наш спор: «Миша Мжельский поспорил с Радимовым, что отстоит на ноль и свое обещание сдержал». Вот это мне понравилось!

Радимов ужин принес?

Конечно! Я тогда специально гонял его туда-сюда четыре раза. Он принесет одну тарелку, я посылаю его за второй. Он спрашивает: «Миш, это все?». А я ему: «Ну, я еще десерт не попробовал».

Самир Бабаев — это фанат или твой друг?

Фанат.

Он создал твой фан-клуб в социальных сетях? Он спрашивал тебя?

Он мне сначала написал, могу ли я ему дать свои перчатки. Я пригласил его на тренировку. А когда уже встретились, он предложил создать группу в ВК. Там у всех «зенитовских» ребят были страницы. Самир вел мою. Когда 700 подписчиков набрали, я не поверил, что это возможно. Странное ощущение, как будто всего добился. Начали объявлять конкурсы, собирали рисунки, я кому-то тренировочную кофту отдал.

Тебе приятно подобное внимание?

Конечно! Вообще я не требую его ни от родителей, ни от девушки. Даже в личных отношениях. Я из тех парней, которые делают для девушки все, не прося ничего взамен.

Получается, это игра в одни ворота. Где восполнять энергию?

Она сама приходит. Больше всего энергии я получаю от наших зрителей на стадионе. Мне этого хватает надолго. Нас ждут после матчей, кричат что-то приятное, просят фотки.

Кто больше заряжает — болельщики «Зенита» или «Локомотива»?

Сравни сама, в «Зените» гол забили — никакой реакции, здесь каждый гол обыгрывается диктором, объявляют фамилию, счет матча, тебе кричат с трибун. Конечно, «Локомотив».

А сам ходишь на матчи как зритель?

Очень редко. Я не люблю смотреть футбол, я люблю в него играть. На большой стадион пойду, только если меня кто-нибудь попросит составить компанию. Смотреть на то, как играют команды, мне не нравится. Я был на футболе раза 3-4. Два на «Зените», один раз на «Эспаньоле» на сборах и один раз на стадионе моей любимой команды «Боррусия» Дортмунд на Суперкубке Германии

Как ты достал билет на Суперкубок?

Так мы на турнире были. В этот же вечер был матч. Приходим с командой и садимся прямо в забитый сектор, где сидят 50 тысяч человек. А мы еще приехали в кофтах, футболках, шортах, кроссовках. На мне много одежды, дико жарко, пот отовсюду стекает, сидеть невыносимо. Мы разделись до трусов. Правда, минут на 15. Все-таки вокруг много людей (смеется). А так нет, не люблю ходить на матчи. Мне скучно.

Освоился в Москве?

Я не чувствую разницы. Может, в Питере люди чуть-чуть повежливее. Меня спрашивают: «Ну, как тебе в Москве? Совсем плохим стал? Ты же интеллигент, у тебя питерское воспитание!». Да, я согласен, я стараюсь быть приятным во многих моментах. Видя здесь пацанов, я понимаю, почему они из Москвы. Постоянно куда-то зовут, то на Маяковскую, то еще куда- нибудь.

Так, где можно встретить Михаила Мжельского на Маяковской?

Это нельзя рассказывать (смеется)! С ребятами часто сидим в FIFA CLUB. Постоянно ходим туда с Валей, капитаном команды. За последние две недели были там раз пять. Не знаю, как его остановить, этого капитана!

Ты снимаешь квартиру? Все устраивает?

Да, снял квартиру специально в шаговой доступности, три станции проехал — уже в центре. Хотя район такой, когда только снял квартиру, не замечал. Сейчас чем чаще прохожу мимо, тем больше удивляюсь. У меня перед домом растут большие деревья, между ними ходят наркоманы и ищут закладки. В одном их деревьев есть маленькое дупло. Однажды иду домой и вижу, как один там что-то ковыряет. Я просто подхожу: «Братан, тебе помочь?». Ну серьезно, ни в какие рамки! Он еще так уверенно сует туда руки! И ладно, если бы это был единичный случай, они же меняются постоянно. Какие у вас тут районы хорошие?

Планируешь переезжать?

Да, есть отличный вариант на набережной с видом на парк Горького. Но для начала нужно машину перевезти, хотя я понимаю, что она мне здесь не нужна, сплошные пробки. Может так получится, что буду искать место рядом со стадионом. Но не будем загадывать, дел на самом деле полно, не соскучишься.

Автор: Виктория Таминдарова
Редактор: Иван Карсаулидзе
Фото: Татьяна Камаева