Пандемия затронула все сферы жизни, спорт не исключение. Как эти месяцы жили бальные танцоры мы решили узнать у чемпионов Российского танцевального союза, Ильи Сизова и Арины Волошиной.

Илья Сизов: «Невозможно сойти с ума, если ты уже сумасшедший»

Начнём с того, где вы переживали пандемию?

Илья: Я переживал ее в квартире, никуда не выходил, соблюдал режим. Гулял с собакой, что было разрешено — недалеко от дома, 10 метров. Пытался тренироваться, по максимуму сохранить форму, если это можно так назвать. Но все происходило только у себя в квартире. Только под конец, когда были майские праздники, получилось выехать на дачу. Это был момент, когда стало чуть полегче, хотя бы можно было на улицу выходить, на свежий воздух. Я в принципе могу ответить за Арину, она тоже сидела тут, в Москве, и вообще никуда не выходила.

Арина: Получилось так, что мы станцевали Чемпионат России, и ровно через неделю объявили о том, что начинается самоизоляция. Так как у меня был перелом, первые два месяца пошли на пользу — я была дома, спортом первый месяц не занималась, чтобы рука зажила. А потом уже начала поддерживать форму. Но я решила уйти в другое направление и развивала себя с точки зрения духовного положения. Я не паниковала, насчёт того, «как так, 3 месяца сидеть дома, ничем не заниматься». Для себя нашла много занятий — спорт тоже был, но большую часть времени, я решила посвятить немного другому формату, на который у меня никогда не было времени. Я считаю, что если развиваться духовно, изнутри, то это непременно отразится на твоем физическом состоянии и на твоем выходе.

Как это было — прожить три месяца в квартире, выходя на улицу только с собакой? Не сошли ли с ума?

Арина: Нет, я совсем не сошла с ума. Первый месяц я вообще не выходила, потом — только в магазин и добавила пробежку. Бегала каждый вечер.

Илья: Я думаю так: невозможно сойти с ума, если ты уже сумасшедший. Потому что танцоры такие люди, у них уже что-то в принципе не так, наверное. Я думаю, что во время карантина не было таких ситуаций, чтобы я начал себя чувствовать некомфортно от того, что нахожусь дома. Был достаточно сложный период, когда у нас шел сезон, мы готовились, постоянно была серьезная физическая и моральная нагрузка. Первая неделя прошла вообще очень легко. Мне хотелось побыть одному, накопить что-то внутри себя. Потом, да, начался период, когда хотелось пойти куда-то, что-то поделать, пообщаться, чем-то себя занять. Но на самом деле, нашлось много дел и дома. Я научился стричься сам, научился готовить. Было чем заняться.

Вы предвидели мой вопрос, насчет новых увлечений. Расскажите про стрижку.

Илья: Это была очень смешная ситуация. Я этого делать не хотел. Один наш хороший друг, одноклубник, Дима Чечкин, отметил меня на челлендже, мол «давайте пострижемся мы все налысо». Карантин, почему бы и нет?! Весело. Ну и как-то я поддержал это: взял машинку и постригся. Открыл на YouTube урок, как это сделать самому, чтобы это не было совсем страшно. Для первого раза получилось неплохо, я так скажу.

А что Вы готовили?

Илья: Конечно, я никаких сложных блюд не готовил. Так пробовал делать всякие яичницы, спагетти. Моя яичница известна на весь район совей горелостью. У меня никогда не было такой возможности подойти к плите, не имею в виду сделать бутерброды. Никогда не было времени, безумный график: утром просыпаешься, бежишь на работу, потом на тренировку, там уроки, прогоны, практики, приезжаешь, когда уже темно, что-то ешь и ложишься спать. На следующий день все это повторяется. Есть небольшая рутина в этом всем, но она дисциплинирует.

Арина, открыли ли Вы для себя на карантине новые увлечения или вспомнили старые хобби, для которых не хватало времени в обычной жизни?

Арина: Я тоже начала готовить. Не скажу, что за время карантина я овладела этим искусством. Но иногда для души, для себя что-то готовила. Старалась еще заниматься курсами, например, английского. Смотрела фильмы на английском. В основном как-то больше в себя вкладывала. Грубо говоря, шить-вязать не училась.

Илья: Могу еще добавить пару вещей. Мы говорим-рассуждаем, конечно, про себя, что мы могли найти. Но важный момент, который я отметил для себя: я наконец-то смог пообщаться со своими родными и близкими. Время бежит настолько быстро, что ты этого не замечаешь, не замечаешь даже людей. Карантин это как-то притормозил, ты увидел то, что должен был видеть постоянно. Просто пообщаться с мамой, папой, бабушкой, узнать, как у них дела. Не то, что они постоянно спрашивают «как ты – как ты», а ты такой «нормально» и дальше побежал на тренировку. Человеческие моменты стали более теплыми. Я не могу это не отметить. И второй момент, конечно, чисто про себя — появилось время позаниматься своей физической подготовкой. Я всегда любил «качалку».

Арина Волошина: «У меня никогда нет желания лежать и ничего не делать»

Как поддерживать физическую форму, если нет возможности ходить в спортзал? Что делали Вы? Как «качались»?

Илья: То ли на Новый год, то ли на День рождения, я забыл… Арина подарила мне домашние брусья. Я сам её об этом попросил. Мне очень нравится на них заниматься. Я чувствую, что это моё. Есть две гантельки, отжимания. Когда я занимался во время обычного сезона, то приходил домой, кушал, ждал, пока все лягут спать и в 12 часов ночи, потому что больше времени нет, начинал что-то делать. Это забавно, конечно. Не правильно, но, когда хочешь, делаешь. Арина, что делала ты? Я знаю, что ты ходила на разные онлайн фитнес занятия.

Арина: Есть спортивная сеть «World class», во время карантина каждый день они выкладывали расписание своих тренировок (они были функциональные, с элементами бокса). Удобно, что все было по времени. Так как мы в обычной жизни, если говорить про нас, привыкли к более серьезным нагрузкам, одной такой тренировки мне было мало. Я ходила на три-четыре тренировки, условно «ходила», подключалась. Плюс еще пробежка. Я обожаю бегать. К сожалению, когда было много наших тренировок, у меня не было на это времени. Честно, за весь день я уставала, как и при обычном расписании. Очень эффективно время проходит, можно было и похудеть, и форму не потерять, тонус держать. Конечно, нужно еще соблюдать правильное питание. Это скорее для девочек. Не знаю, мужчины они какие-то волшебники — могут есть и худеть от этого. Если бы я не питалась бы правильно, думаю, эти тренировки были бы не на столько эффективны. А так, своим видом, с каким я вышла из карантина, я в целом довольна.

Илья: А я поправился. Не знаю, как ты питалась. Воздухом ты питалась?!

Не было у Вас такого ощущения – лень заниматься? Хочется лишний часок полежать в кровати…

Илья: Да, конечно! Каждый день. Я абсолютно нормальный, здоровый человек, ленивый от природы. Конечно, хочется посидеть и полежать, поесть и опять прилечь. Если очень долго так делать, то начинается скука. Привычка к нагрузкам за всю нашу карьеру настолько в нас «впилась», что просто так ее бросить нереально.

Арина: Для меня такого слова не существует. У меня никогда нет желания лежать и ничего не делать. То же касается и карантина. Все мои действия на карантине были направлены на меня. Если я бегаю, я слушаю что-то полезное для себя. Если завтракаю, читаю что-то полезное. Я такой человек, у меня всегда так было. Этому качеству я очень счастлива и рада.

Илья: Просто Арина младше меня на 4 года, поэтому пока не успела устать.

Посмотрели ли вы шире в целом на свою карьеру? И тренировочный процесс в частности?

Илья: Для себя я могу точно отметить, что я стал мыслить по-другому, в плане своей карьеры, своего танцевания, самого себя. Я стал ценить время, когда тебе его ограничивают и целый сезон вываливается… Время идет, планы у тебя есть, но ты не можешь к ним приблизиться. Во время карантина я уделил много времени своим навыкам, моральным и физическим. Смотрел видео известных педагогов. Много для себя подцепил. Самое интересное: если бы это была наша обычная жизнь, наверное, у меня бы не было времени уделить внимание этим деталям. А, как известно, из мелочей складывается сам продукт, он становится более чистым, идеальным. Находясь дома в одиночке я задумался о парном танцевании, насколько важно и ценно держать партнершу за руку. Мы три месяца не держались за руку. Когда пришли первый раз после перерыва, о, этот момент — когда ты просто берешь человека за руку, елки-палки… С одной стороны, какое-то новое чувство, с другой — начинаешь относиться осознанно.

Арина: Я думала о том, насколько правильный путь, люди нас окружают. Когда такая команда, такие цели, требования со стороны педагогов. Ты им полностью доверяешь. Я настраивалась на то, чтобы поскорее продолжать делать то, что мы делаем. Единственно, может с еще большей ответственностью и стремлением требовать с себя.

Арина Волошина: «За весь карантин ни разу не надела танцевальную обувь»

Танцы, один из немногих видов спорта, которым теоретически можно заниматься дома. Вы танцевали дома, по одиночке? Есть ли в этом смысл?

Илья: Я начал чуть раньше, чем Арина, это делать. Из-за травмы ей надо было отдохнуть. Я сделал себе такой график, день через день занимался полноценно, насколько это возможно. В принципе, не надо многого — главное желание и чуть-чуть паркетика. Туфли надел, музыку включил и делаешь. Трудно, конечно, станцевать все пять танцев. Было неудобно по началу, но потом это дало какой-то толчок внутренний. Я понял, как должно быть. Я танцевал. Не каждый день, но было такое. Дом, стены помогают.

Арина: Илья расстроится, но я за весь карантин ни разу не надела танцевальную обувь, не танцевала. Это было мое осознанное решение. Я решила менять себя изнутри. Я не переживала, что приду в зал и упаду, не буду знать, с какой ноги мне начинать. Я приняла решение, в физическом плане я себя поддерживаю, но танцы я не трогаю, дала себе время осознания того, что могу привнести в танец.

Вы встречались онлайн со своим педагогом. Насколько эффективны такие занятия? Можно ли ими вообще заменить встречи с педагогом зале?

Илья: Я считаю, что отчасти можно. У меня был и есть опыт работы онлайн — я давал уроки сам, участвовал в группах, которые проводил наш педагог. Я скажу, что это сто процентов приносит свою пользу. Мы с Сергеем затронули те темы, которые в зале бы вряд ли обсуждали. Когда мы находимся в зале, Сергей не будет заниматься какими-то ментальными вещами. Скорее всего он будет тебя гонять.

Прим. автора: Сергей Рюпин — главный тренер Ильи и Арины, Чемпион Мира среди профессионалов.

Арина: Сергей всегда находит время для таких вещей даже в зале.

Илья: Одно дело, когда этому уделили 15 минут, и это все равно пролетает мимо ушей. Концентрация другая. А здесь, когда группа идет полтора часа, поднимаются важные темы, ты успеваешь на них сконцентрироваться, переварить, задать вопросы.

Арина: Я с онлайн-форматом познакомилась раньше. Мой хореограф, к сожалению, большую часть времени была в Америке. У меня в течение сезона проходили с ней занятия онлайн. Это действительно эффективно, в этом нет ничего «такого». Это «не то» за исключением телесного контакта. Твой тренер увидит то, что ему нужно. И ты поймешь, что от тебя требует, ведь это вещи, которые требуют в зале. Я была рада, когда Сергей сказал, что мы не будем танцевать на лекциях, а будем общаться и обсуждать.

Илья: Я отметил для себя ещё кое-что в онлайн формате. Когда ты работаешь с кем-то вживую, то показываешь нужные движения человеку. Он фиксирует это визуально и просто повторяет, но он вряд ли что-то осознает для себя. Когда работаешь онлайн, я больше объясняю словами, мне приходиться почувствовать это, сформулировать внутри. Ученик пытается это воссоздать и потом что-то сделать. На выходе получается более натурально. Оно сложнее, не все это могут сделать сразу, но рано или поздно это работает. Но контакт, конечно, важен. С одной стороны плюсы, с другой минусы есть, думаю, что приживется. Если меня спросят, готов ли я перейти на такой формат, без коммуникации, конечно же, нет. Думаю, Арина согласиться со мной.

Арина: Да, конечно. Есть вещи, которые незаменимы. Это зал, когда тренер присутствует, смотрит со стороны, как это будет выглядеть на турнире. Через видео это невозможно понять. Этот формат — хорошее дополнение.

Про незаменимость. Как вы думаете, могут ли проходить турниры по бальным танцам без зрителей? Можно ли зрителей заменить или это как третий партнер?

Арина: В идеальном мире должно быть все — танец, партнер, зрители. Все, что мы делаем, мы делаем для людей. Но, говоря про сегодняшнюю ситуацию, если ты по-настоящему любишь танцы любишь свое дело, то тебе должно быть все равно. Есть в зале зрители, сидит один человек, сидит миллион человек — ты должен танцевать по-настоящему, с максимальным вложением. Просто ты должен принять, что сейчас так, но это на мой танец никак не влияет.

Еще момент насчет нашей пары — мы никогда не стремимся делать так, чтобы на нас обратили внимание. Мы делаем все как можно глубже. Моменты, которые получаются видимыми — это колоссальная работа над своим телом изнутри. А не так, что ты пытаешься создать пустой эффект: шире встать, громче крикнуть, пробежать больше кругов. Эта история не про нас.

Пользовались ли вы методом визуализации — закрываешь глаза и представляешь, как танцевал прошлые турниры или как будут проходить предстоящие?

Илья: Воображение у танцоров развито хорошо, представляли каково это было бы, если бы мы сейчас были в Англии, танцевали наш самый важный, основной турнир. Пауза наступила в финальный момент в сезоне… Это было самое обидное. После Чемпионата России должны были быть две поездки в Англию, практически подряд. Было так, что ложился спать и перед сном, закрывал глаза и вспоминал само здание, зал, как это все выглядело, как туда заходишь, одеваешься, как Арина прикалывает номер — это наше любимое занятие.

Арина: Это наша вечная проблема… Я бы не хотела говорить, что из-за того, что я не танцевала, я была не в танцах. Я танцевала в голове.

Вы много говорили о плюсах и минусах времени на карантине. Но какие главные можете выделить?

Илья: Начнем с минуса. Он очевиден. Конечно, это невозможность пойти туда, куда тебя тянет, просто потанцевать с человеком, с которым тебе нравится танцевать. Ты не можешь заниматься своим любимым делом полноценно. Из плюсов самый большой: за это время я смог себя больше изучить и понять. Было время, чтобы пересмотреть какие-то свои взгляды и принципы, и повзрослеть что ли. Начать относиться ко всему более осознанно, более глубоко.

Арина: Для меня было минусом вообще осознание, что такая ситуация в мире, что случилось со здоровьем у людей, что это к нам пришло. Но я не скажу, что для меня было минусом, что не было турниров, не было физических тренировок. Это опыт. Я рада этому опыту. А самый большой плюс — осознание, что мы находимся на абсолютно верном пути. Я скорее не пересмотрела свои принципы, а обогатила любовью и уважением то, что у меня есть.

Автор: Милана Лобанова
Редактор: Ольга Шарова
Фото: архив героев

[Всего: 9   Средний:  2.4/5]
2+