В 2018 Артемий Князев сделал то, что планировал давно и тщательно, – уехал играть в Северную Америку, в Главную юниорскую лигу Квебека. Год спустя он стал 48-м на драфте, подписал контракт новичка с «Сан-Хосе Шаркс». Но главное, что есть у Артемия сейчас, – не только физическая многофункциональность, но и уверенность в себе, нацеленность на результат и понимание, как этого результата добиться. В интервью с воспитанником казанской хоккейной школы мы поговорили о профессиональных амбициях, Северной Америке, проблемах отечественного хоккея и уверенности в себе.

Контракт, мечты и роль агента

Ты вернулся домой после драфта и подписания в НХЛ. Самое яркое поздравление или встреча?

Никакой особенной встречи по сути и не было. Просто все родственники, близкие, друзья порадовались, поздравили на словах. Для них это большое событие, особенно для родителей: всё-таки с трёх лет в меня вкладывают – и вот пошла отдача.

Кто первый позвонил после новости о контракте?

Если честно, родители узнали о подписании контракта ещё раньше, чем я. Мой агент, Дэн Мильштейн, сообщил сначала им и только потом мне. Но родители мне ничего не говорили, держали в секрете, ждали, когда сам узнаю от Дэна. Когда все обо всем знали, сразу созвонились, поздравили друг друга.

Давай вернемся в 22 июня, и ты расскажешь о том, что ты переживал, сидя в зале в Ванкувере…

Было немного нервно. Но когда дошла очередь до «Сан-Хосе», подсознательно был готов, что меня выберут. Знал, что до драфта представители команды созванивались с моим агентом. Когда меня вызвали, был очень рад, испытал некое чувство облегчения после долгого ожидания. Дальше пошёл знакомиться с генменеджером, скаутами команды, которые драфт и ведут.

К тебе уже пришло осознание, что мечта детства уже практически стала реальностью?

До мечты ещё далеко. Пока я сделал только ма-а-аленький шажочек на пути к ней. Работать, работать и ещё раз работать. Контракт подписал – хорошо, но трудиться теперь нужно ещё больше, чем до этого, чтобы все сложилось.

Что должен сделать Артемий Князев, чтобы по окончании карьеры он мог смело сказать, что добился всего запланированного?

Хочу, чтобы мне самому за свою карьеру не стыдно было, чтобы мог ею гордиться. В НХЛ, конечно, хочется добраться до Кубка Стенли. Надеюсь, повезёт сыграть за сборную России на Чемпионате мира и Олимпийских играх. Но с Олимпиадой сложнее, учитывая политику НХЛ… Личная статистика не так важна для меня: хоккей – командная игра. Если ты играешь хорошо, а команда проигрывает, какой в этом толк?

Давай тогда обсудим программу минимум на сезон 19/20. Генменеджер «Сан-Хосе» выразил надежду на грани с уверенностью, что ты проведешь отличный сезон в «Шикутими». Но будешь ли ты полностью доволен одной лишь отличной игрой в Главной юниорской хоккейной лиге Квебека?

Я доволен, потому что в этом сезоне у нас в «Шикутими» собирается отличная команда. Думаю, пойдём за Кубком. Хочу этого. На самом деле, без хоккея летом я скучаю. Уже жду, когда поеду в лагерь. Ещё не знаю, как буду перемещаться. Возможно, сначала поеду в лагерь «Шикутими», потом в «Сан-Хосе». Предвкушаю начало сезона.

Твой агент Дэн всегда говорит о том, что номер драфта не играет никакой роли, главное – попасть в правильную команду. В пример он приводит 171 номер драфта Павла Дацюка. Но все же в 18 многим ещё хочется кому-то что-то доказывать. Скажи честно, хотелось быть выше на драфте?

Однозначно. Любой хотел бы иметь номер получше. Когда я приехал в Канаду в начале прошлого сезона, я был очень зациклен на драфте: думал, как бы повыше залезть. Ближе к зиме понял, что это не самое главное. Осознал, что нужно просто играть в свой хоккей, и всё будет как надо. Я разгрузился морально, перестал постоянно думать о этом – сразу и играть стало легче. Я старался показать результат, и это дало свои плоды.

Как ты начал работать с Дэном?

Он позвонил, предложил сотрудничать. Я долго анализировал, с родителями советовался, думал, как правильнее поступить: вопрос всё-таки серьезный. Сейчас понимаю, что принял правильное решение. Мы работаем вместе приблизительно с марта. Дэн организовывал нам тренировочные сборы перед драфтовыми тестами, после них отвёз отдыхать к себе. Май-июнь, можно сказать, жили у него. Он действительно очень много делает для игроков.

Дэн выступает в роли такого агента-товарища. Верно?

Да, именно так! Он всегда на телефоне, буквально в любое время, даже когда занимается сторонними делами. И времени много проводит с нами.

Согласен, что агент не менее важен, чем талант?

Возможно, за пределами площадки – да. Но если ты не играешь, то имей ты хоть самого лучшего агента в мире, чуда ждать не нужно.

Адаптация, досуг и борщ

Как продолжается твой процесс «приживания» в Канаде? Французский подчинился?

Французский под конец сезона начал понемногу понимать. Я учился в гимназии с уклоном на английский: когда приехал, уже как-никак разговаривал на нём, это очень спасало. Тем более первый месяц я был единственным русским в «Шикутими». Практиковался в общении с персоналом, с ребятами, с тренерским штабом, с семьей, в которой жил. Все помогали и помогают – психологически мне абсолютно несложно.

Что на счёт менталитета и быта, привык к канадскому образу жизни?

Вот все без исключения спрашивают: «Ну что, ну как там в Канаде?». Как будто я в другой мир попал. Ничего там сверхъестественного нет. Язык другой, на этом все различия заканчиваются. Люди в большинстве своём дружелюбные, все ко всем очень хорошо относятся.

Твой классический будний день.

Утром тренировка в зале и на льду, потом обедаем прям на арене. После обеда идём всей командой в школу на часа два-три. Освобождаюсь в районе четырех, дома ужинаю – и отдыхать.

Как отдыхаешь?

Фильмы люблю смотреть, книги читаю иногда. Последнее, что читал, была как раз книга моего агента «Правило № 1 – никогда не быть № 2». И взял её как раз у Дэна, когда мы ещё не работали, а только пересеклись и обсуждали возможное сотрудничество. Из кино предпочитаю фильмы ужасов и комедии. Сериалы смотрю в основном только комедийные, чтобы можно было разгрузиться, отвлечься, настроение себе поднять.

Планируешь ли ты переезд в Канаду?

В этом сезоне точно нет. Будем, скорее всего, жить по опыту прошлого сезона. В том году родители приезжали ко мне трижды. Планирую в Шикутими ещё год, максимум два, поэтому смысла перевозить семью нет. Дальше, надеюсь, закреплюсь в «Сан-Хосе» и только тогда можно будет подумать о переезде.

Полистала твой инстаграм и, как я поняла, у тебя есть девушка, которая живёт в родной тебе Казани. Отношения на расстоянии-таки существуют?

Всё верно. Тяжело это, конечно, но держимся. Сейчас делаем ей визу, чтобы она могла приехать ко мне в следующем сезоне. Получить визу непросто, но команда здорово помогает в этом вопросе, делает что-то вроде приглашения, чтобы была понятна цель визита в Канаду.

Чего тебе не хватает в Канаде?

Еды русской. Не говорю, что в канадской семье кормят невкусно: у них очень вкусное мясо получается, например. Но когда мама приезжает, варит борщ, пельмешки готовит – оно роднее как-то. Да мы сами иногда с сокомандником Владом Котковым, когда вместе жили, достанем кастрюлю и давай борщ варить. Сложный суп, процесс приготовления длительный. Мы на связи с мамами, консультируясь, готовим. И канадская семья его любит. Иной раз приготовим, так они ещё больше нас съедают. Влад же тоже с «Сан-Хосе» подписан, и когда меня задрафтовали, сразу от него сообщение получил: «Поздравляю, будем борщ в Сан-Хосе варить».

Скорость, велосипед и уверенность в себе

Сейчас устроил себе небольшой отдых или продолжаешь тренировки?

Неделя отдыха у меня была в мае. Потом весь июнь готовился к тестам в НХЛ. Когда вернулся домой после лагеря «Сан-Хосе», недельку тренировался «влегкую»: в лесу с другом бегал, зал посещал. Сейчас кататься начал, в зале интенсивнее тренируюсь, бокс подключил – перешёл в стадию подготовки к новому сезону, времени не так много до него осталось.

«Самое большое отличие — скорость игры. Сильная разница уже когда ты из Квебека приезжаешь в лагерь новичков «Сан-Хосе»,— сказал ты в недавнем интервью. Как планируешь прибавлять в этом компоненте? Индивидуальные тренировки?

Когда тренируешься в этом новом темпе, тогда и привыкаешь. По приезде в Северную Америку только первые несколько игр было тяжеловато – потом втянулся. Когда в лагере «Сан-Хосе» оказался, – то же самое. Там парни постарше, которые уже успели в АХЛ поиграть, – то есть скорости уже повыше. Я постепенно, изо дня в день привыкал, и научился держать этот темп. Сложности нужны, они делают тебя лучше.

Как у тебя с велосипедом после того страшного драфтового теста?

Ой, я с него до драфта целый месяц не спускался. Тяжело было. После таких испытаний только для разминочки на тренировке бывает.

Как ты относишься к сравнениям? Наверняка слышал, что твой стиль сравнивают со стилем твоего любимого игрока Эрика Карлссона?

Это всё очень приятно, но ничего не решает. До Карлссона мне ещё пахать и пахать.

Ты уверен в себе?

Абсолютно. С возрастом пришло понимание, что если ты сам в себе не уверен, то ничего и не добьешься. Быть постоянно загнанным сомнениями и бояться пробовать – не для меня.

МХЛ vs. Главная юниорская хоккейная лига Квебека

Первое – организация. Не будем лезть в бутылку и обсуждать внутреннюю работу клубной системы, остановимся только на том, что касается игроков напрямую.

В плане бытовых условий в МХЛ всё было на очень приличном уровне. Везде на самолете, всегда отличные отели, в которых приятно останавливаться. В Канаде мы перемещаемся только на автобусе, гостиницы в Северной Америке везде одинаковые, не очень хорошие.

Второе – тренировочный процесс и игра. Ты уже говорил, что ощутимой разницы в упражнениях и методиках не заметил, но в чём же тогда секрет североамериканского юношеского хоккея?

Думаю, дело в отношении хоккеистов к игре. Ребята просто влюблены в то, чем занимаются, буквально живут на арене, беспрерывно тренируются в зале. Всё происходит бескорыстно.

Чувствуешь ли ты себя свободнее на льду в Северной Америке?

Определенно. Я – атакующий защитник, а такое приветствуют далеко не все тренеры в России. В Канаде, я как только попал в команду, мне тренер сразу сказал, что ему нужен игрок обороны, который быстро подключается в атаку, играет в большинстве. Мне дана свобода. В рамках разумного, конечно. Это мне нравится.

Отличаются ли отношения тренер — игрок в двух лигах?

В Северной Америке тренеры ближе к игрокам. К примеру, нашему третьему тренеру в «Шикутими» 22 года, а были парни, которым 21. Ровесники, можно считать. Да и дело не только в возрасте. В Канаде я могу в любой момент подойти к тренеру и обсудить любой волнующий меня вопрос. У нас в команде роль тренера и генменеджера выполняет один и тот же человек – все вопросы решаются через него. Мы даже сейчас на связи, общаемся. В МХЛ всё равно было как-то боязно что ли с тренером общаться. Ощущалось расстояние между тренером и игроками.

Третий момент – популяризация хоккея. Две-три тысячи человек на матче юниорской лиги Квебека – обычное дело. В МХЛ на матчи можно ходить бесплатно, но до трёх тысяч наполнить зал даже с этим условием тяжело. Как непосредственный участник и свидетель этого явления, как думаешь, в чем проблема? Кто и где плошает?

На матчи «Шикутими» и по четыре тысячи собирается. На важных матчах в нашем городе — полный стадион. Это тысяч пять болельщиков. Когда играем в Квебеке – там стадион побольше – от двенадцати до пятнадцати тысяч людей на трибунах. В Канаде билеты точно не бесплатные: в районе 10 долларов стоят. Это всё от людей зависит. Всё-таки другая хоккейная культура – люди живут и дышат хоккеем. У нас, например, Шикутими – город маленький, но почти все граждане осведомлены и любят на хоккей ходить.

Уезжая в Северную Америку, игрок делает шаг вперед?

Всё зависит от него самого. Кто-то делает, кому-то отъезд не помогает. Однако это отличный опыт перед попаданием в НХЛ – привыкнуть к стилю игры, язык подтянуть. Адаптироваться под игру на маленькой площадке не так сложно. Общался с ребятами из сборной, многие не замечают особой разницы. А вот язык может стать реальной проблемой: не понимать тренера, партнеров по команде – некомфортно. Это я для себя решил, что Северная Америка – моя дорога, а как там поступают остальные – это их личное дело. Не пропагандирую.

И напоследок. Дай напутствие молодым ребятам, которые хотят пробовать себя в СА, но почему-то боятся или сомневаются, предпочитают стабильность или просто не видят смысла в отъезде. Не так ведь страшен чёрт, как его малюют?

Бояться вообще не нужно. Понятно, что отъезд – это шаг в неизвестность, но не ты – первый, не ты – последний. Всегда можно вернуться, если тебе не понравилось. Да, возможно, будут говорить: «Съездил, и в чем толк?». Но вокруг всегда говорили и говорят много всего. Что же, всех слушать теперь? Захотелось попробовать свои силы в Северной Америке – надо делать это пока хочется.

Автор: Дарья Неривенько
Фото: Instagram @a.knyazev8, @dmilstein75

[Всего голосов: 13    Средний: 5/5]