Мартин Красникан, нападающий норвежского хоккейного клуба Фурусет,  рассказал о своем опыте игры в разных странах, о ключевых отличиях словацкого, шведского и норвежского хоккея, а также о том, каково это — уехать играть в Канаду со старшими в возрасте 14 лет.

Давай вспомним как все начиналось — во сколько и где начал заниматься хоккеем, почему выбрал именно этот вид спорта? 

Я начал заниматься хоккеем, когда мне было 3 года, в Словакии, городе Пресов. Я не очень много помню, так как был очень маленьким, но родители мне рассказывали, что отец как-то взял меня с собой на каток, куда поехал по делам. Я наблюдал за тем, как другие ребята тренировались, пока отец не освободился, и с того момента дома я говорил только о хоккее. Отец отвел меня на первую тренировку, и мне сразу же понравилось. Я не могу сказать конкретно, почему хоккей — мне кажется, это была любовь с первого взгляда, ну, или с тренировки (смеется). Тренировки проходили каждое утро в 6-7 часов утра. Я помню, что каждую ночь будил родителей в 3-4 часа, чтобы удостовериться, не проспали ли мы тренировку. 

В твоем профиле на Elite Prospects можно увидеть, что с 2012 по 2018 год ты играл то в Словакии, откуда ты родом, то в Швеции. Почему так? Почему именно Швеция?

Вообще я еще играл год в Канаде, когда мне было 14-15 лет, однако после того сезона мне пришлось остаться на год в Словакии из-за возникших проблем со здоровьем летом. После замечательного сезона в U18 в Словакии и в сборной я подписал контракт с агентом, который помог мне подписать контракт с командой Djurgården в Швеции. Хоккей является очень популярным видом спорта в этой стране, и их молодежная лига — одна из лучших в Европе. Я был очень рад, что мне представился шанс поиграть в одной из лучших Шведских команд. Первый сезон в U18 прошел хорошо, хоть и не совсем так, как мне хотелось, а вот второй, когда я перешел в U20, — не выдался совсем. Там сменился тренер, и, возможно, я ему не понравился — или я играл не так, как он хотел. Он не давал мне шанса проявить себя с самого начала сезона, несмотря на то, что у меня уже был опыт, и я на тот момент уже провел несколько игр в U20. Мне давали мало игрового времени, так что я хотел перейти в другую команду, где мог бы развиваться. Однако мой агент сказал, что мне стоит подождать и поработать над собой. Раз мне не давали достаточно времени на льду, я, скорее всего, делал что-то не так, так что я начал очень много тренироваться дополнительно. Но ничего так и не поменялось до конца сезона. Затем прошло целое лето, а я все еще не знал, где буду играть. Постоянно спрашивал агента о том, что происходит, но он отвечал лишь, что нужно подождать. Найти другую команду оказалось непросто несмотря на то, что я был готов перейти из лучшей команды, которая выиграла кубок, в команду поменьше. В общем, я начал предсезонную подготовку с одной Словацкой командой в надежде на то, что вскоре все-таки поступит предложение из Швеции. К сожалению, никаких предложений так и не появилось. Я продолжал ждать, в то время как у меня не было соглашения ни с одной командой к началу сезона. Так что я решил подписать контракт в Словакии на 1 год, потому что не хотел попусту терять время. После сезона в Словакии очень хотел вернуться играть в Швецию, поэтомк я согласился с тем, что предложил мне мой агент. Я снова вернулся в Швецию играть в мужской лиге. Я практически не знал ничего о команде, пока не приехал туда. Знал лишь одно — это было лучше для меня, чем оставаться в Словакии. 

Можешь рассказать поподробнее про Канаду? В какой лиге ты играл? Как ты туда попал? Что запомнилось больше всего?

Как я сказал ранее, мне было 14. У отца моего друга был знакомый в Канаде, в Монреале, который устраивал ребят из Европы играть в Канаду. Наши отцы очень много говорили об этом, но я не знал никаких подробностей — мне было всего 14, и от меня мало что зависело. Я просто знал, что хочу играть в Канаде. Это же мечта любого ребенка, занимающегося хоккеем. Когда родители спросили меня, хочу ли я играть в Канаде, я сразу же ответил: «Да». Родители сделали все документы, поэтому я просто сел в самолет и улетел в Монреаль. Однако я не совсем на тот момент осознавал, что следующие 10 месяцев не увижу ни семью, ни друзей. И все же я был готов на все, лишь бы играть в Канаде. Чуть позже ко мне присоединился мой друг, и мы вместе жили в одной словацкой семье.

Насчет лиг все было немного запутано. Изначально мы оба начали в Midget AAA, — это высшая лига U18, но через пару недель мужчина из семьи, в которой мы жили, сказал, что в той команде мы больше не нужны, так как мы были слишком маленькие и недостаточно подготовленные к тому уровню нагрузок. Чуть позже мы узнали правду, — команда хотела оставить меня, но не моего друга. Из-за того, что мы жили с ним в одной семье, мужчина из этой семьи не хотел, чтобы мы с другом играли в разных командах, ведь тогда бы ему пришлось возить нас в разное время на разные катки. Поэтому он просто сказал нашему тренеру, что мы больше не будем играть. 

После этого мы перешли в Midget AA, это вторая лига после высшей, а также я играл в Midget Espoire, — это лига для тех игроков, которые не попали в Midget AАA, но, возможно, попадут на следующий год. Там все игроки были одной возрастной группы. В тот год я играл сразу в двух лигах. 

В плане хоккея это был хороший опыт, и я во многом тогда усовершенствовался. Да, это было нелегко, но то, что я в 14 лет в Канаде играл в U18, очень мне помогло. 

Со всем остальным — помимо хоккея — было очень тяжело. Я ходил там в школу, и поездка на том самом жёлтом автобусе занимала час туда и час обратно каждый день, после чего я сразу же шел на тренировку. Когда я приехал в Канаду, я не очень хорошо говорил по-английски, а в Монреале разговаривают вообще на французском, так что было еще сложнее. В общем, в школе приходилось учить и английский, и французский. 

Семья, в которой я жил, не была примером для подражания. Они везде курили, редко стирали мои вещи, не хотели отвозить меня куда-либо кроме катка (так как это входило в их прямые обязанности). В общем ,они обо мне не очень заботились. 

Затем отец моего друга приехал в Канаду, так что мы могли жить все вместе, но и это не сложилось в мою пользу, так как он делал только так, как желал его сын. Например, если я хотел быть на катке на час раньше, я не мог, так как мой друг хотел поиграть в приставку, или мы ели только то, что хотел мой друг. С моим мнением и желаниями не особо считались. Поэтому спустя месяц я решил вернуться в семью, в которой жил раньше, чтобы хотя бы иметь свою комнату. 

Я плакал каждый день по пути в школу и обратно в том жёлтом автобусе, слушая через наушники музыку из MP3-плеера. Но я просто знал, что этот опыт очень многому меня научит — как в плане хоккея, так и в быту, — поэтому я терпел все, чтобы становиться лучше и прогрессировать. Спустя некоторое время я нашел хороших друзей, что очень мне помогло. 

После того сезона в Канаде я остался на просмотр в Midget AАA, где пробовалось около 200 игроков, и, в конечном итоге, попал в команду. Но, к сожалению, я сильно заболел к концу лета, провел 3 недели в больнице и уже не смог вернуться обратно в Канаду. 

Если сравнивать Канаду и Швецию, какой опыт дал тебе больше? Хотел бы ты вернуться играть в Канаду или Швецию? 

Это тяжелый вопрос. Думаю, что остаться в Канаде было бы наилучшим решением для хоккейной карьеры, но мне Швеция как страна нравится намного больше, и я уже очень привык к жизни в Швеции. Я был слишком маленьким, когда играл в Канаде, так что не узнал там взрослой жизни, как в Швеции. Для карьеры было бы лучше играть в Канаде, но я, скорее всего, все равно выбрал бы Швецию, так как эта страна очень запала мне в душу, и я не жалею ни об одном дне, проведенном там. 

Хорошо, тогда давай поговорим про Швецию. Было ли сложно адаптироваться к новой стране, другому менталитету, другому языку, когда ты приехал туда играть в первый раз? 

Да, думаю, мне потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть. Но это было не так уж сложно — там был еще один парень из Словакии, мы жили и играли вместе, так что в этот раз я не был совсем один. Один норвежец из команды, который жил по соседству, оказался очень хорошим парнем, он нам помогал. Самым сложным было привыкнуть к другому формату тренировок, тренерскому подходу и к тому, что происходит вообще в раздевалке. Менталитет, конечно же, совсем другой, если сравнивать с Европейскими странами, но для меня это не оказалось проблематичным. Просто потребовалось время, чтобы привыкнуть и настроить себя на тот же подход к вещам. 

Как отличались тренировки, тренерский подход и остальное от того, к чему ты привык? 

 

Тренировки были чуть длиннее, и все достаточно много разговаривали между собой на льду. У нас были разные тренеры на льду и в тренажерном зале. Тренер никогда не кричал на нас, и игроки не были жесткими, скорее более дружелюбными, любой мог высказать свое мнение практически в любой ситуации. 

Я же привык к тому, что ты практически не разговариваешь во время тренировки на льду. Тренеры постоянно на нас кричали на протяжении всей моей жизни в Словакии. Там практически не было шанса высказать свою точку зрения, проголосовать за что-то или открыто поговорить с тренером. В общем, все было очень жестко и строго.

Чуть позже я понял, что я, возможно, выглядел так, будто боюсь вообще что-либо сказать, и что меня устраивает все, что бы мне ни сказали делать. Я ничего не говорил, даже если меня что-то не совсем устраивало. Но я так вырос, меня так воспитали, что я не могу сказать тренеру, что меня что-то не устраивает или что я не согласен с каким-то его решением. Тогда тренер будет зол на меня, посадит на лавку или заставит дополнительно пробежать несколько километров.

Первые два года в Швеции я так и молчал, не был уверен, что у меня есть право голоса и больше наблюдал за остальными — как они говорили с тренером, словно с другом, и думал: «Как же это неуважительно».

Как ты думаешь, демократия в команде помогает тренировочному процессу или ты все-таки на стороне более регулируемой и строгой системы? 

Я думаю, что чересчур демократичный подход тоже может сказаться негативно. В хоккее всегда должны быть дисциплина и уважение. Постоянные крики — тоже не лучший способ решения проблем, но иногда это необходимо. 

Какой сезон из всей твоей карьеры ты можешь назвать самым выдающимся? Почему? В какой команде ты тогда играл?

Я думаю, что это сезон в Словацкой U18 в сезоне 12/13 с моей родной командой PHK Presov. Это был самый невероятный сезон. Моя родная команда лишь однажды была в высшей лиге U18 и опустилась до 2 дивизиона в тот год, когда я играл в Канаде. После возвращения из Канады я вернулся в PHK Presov. Команда моей возрастной группы всегда играла круто, и мы побеждали практически все команды в Словакии. И, кроме того, выигрывали почти каждые международные соревнования, так что большая часть игроков стали играть в U18 в том году. Поэтому у нас была достаточно сильная команда, но не так много игроков. 

В нас никто особо не верил том году, потому что в моем городе никогда не было успешной команды. Все просто говорили, что мы, скорее всего, опустимся и того ниже, или что они будут рады, если мы будем где-то посередине. 

Но мы были замечательной командой, а главное — хорошими друзьями как в раздевалке, так и за ее пределами. Мы очень хотели выиграть. Я никогда не видел ребят, которые бы настолько стремились к одной цели все вместе. В общем мы провели прекрасный сезон — побили рекорд, выиграв 17 игр подряд, и, в конечном итоге, выиграли Словацкий чемпионат. 

В тот период ожил весь город, стадион был полным каждую игру, а на выездные игры плэй-офф с нами ездили целых 3 автобуса с болельщиками, так что это были непередаваемые ощущения. 

Мы все вместе сделали что-то для своего родного города, что никто не делал до нас, и не знаю, сделает ли в будущем. 

Тот сезон прошел замечательно — я набрал много очков, играл в 1 или 2 звене в сборной и обратил на себя внимание как на игрока, так что сезон 12/13 для меня определенно самый запоминающийся. 

Хорошо, насчет лучшего сезона понятно. А что считаешь своим самым большим достижением на данный момент? 

Шведский чемпионат U20. Та золотая медаль для меня самая ценная из всех, что у меня есть.

Как думаешь, что стало ключом к выигрышу?

У нас была реально хорошая команда. Восемь человек были зафрахтованы НХЛ. Нам даже тренер был не очень нужен. Мы выигрывали практически каждую игру на протяжение всего сезона. 

Это впечатляет. Кто-то из тех ребят сейчас играет в НХЛ?

Пока что нет. Некоторые из них уже играли в НХЛ, но большинство играют в АХЛ или в Швеции сейчас. 

Тогда перейдем к следующему и немного отвлечемся. Расскажи самую забавную историю, что ты помнишь?

Таких, на самым деле, было очень много, но расскажу ту, что первая приходит на ум.

Однажды мы возвращались домой с игры и остановились на заправке, на шоссе. Один парень из команды пошел в туалет и так долго не возвращался, что все про него забыли. Мы сели в автобус и поехали дальше домой. Через 1-2 километра тот парень нам начал звонить и говорить, что мы забыли его на заправке. Но дело было в том, что мы были на шоссе, и автобус не мог просто взять и повернуть назад, а следующий разворот был Бог знает где. Поэтому автобус просто остановился на обочине и тому парню пришлось бежать до автобуса вдоль шоссе. 

Наверное, не самое приятно занятие — бежать дополнительные несколько километров после игры. И все-таки, как ты оказался в Норвегии? 

Я играл в Швеции 4 года на тот момент, и все было круто. Я начал сезон в одной очень хорошей Шведской команде и хотел там остаться, но в один момент все планы стали рушиться. У меня уже было предложение от одной Норвежской команды в тот же день, когда я подписал контракт в Швеции. Я не был уверен насчет Норвегии, так что отказался. У меня есть два очень хороших друга, которые выросли со мной в одном городе, они тоже играют в Норвегии. С одним из них я играл 2 года в Швеции, и он получил такое же предложение, как и я, от Норвежской команды. Только я от него отказался, а он нет. Я много разговаривал с ним о том, нравится ли ему там, и он отзывался только положительно. Поэтому спустя время я тоже начал думать о том, чтобы поехать играть в Норвегию. Но в той команде уже для меня места не было. Через несколько дней я получил еще одно предложение из Норвегии и согласился. Я хотел попробовать что-то новое, так что рискнул. Было немного сложно поначалу, но я не жалею ни о чем. 

Расскажи, как это — быть иностранцем в Шведской или Норвежской команде?

На самом деле, я так к этому привык, что для меня в этом нет ничего особенного. У меня никогда не было проблем с товарищами по команде, я никогда не чувствовал, что сильно отличаюсь от остальных. Просто давления больше, так как все ожидают от легионера лидерства, помощи команде. А оправдывать такого рода ожидания постоянно иногда бывает непросто. Легионерам также нужно заслужить свое место и уважение в команде. Никому не нужны легионеры, которые играют средне или ниже среднего. 

Есть ли разница в командном духе и атмосфере между Норвегией и Швецией?

Ребята в Норвегии более открытые и проводят больше времени вместе за пределами площадки. В Швеции же все более сфокусированы на себе и собственных результатах. Они более закрытые люди. 

Словакия, Канада, Швеция, Норвегия … а Россия? Смотришь ли Российский хоккей? Хотел ли бы ты однажды поиграть в России? Если бы мог выбрать в какой команде КХЛ играть, какую бы команду ты выбрал?

Если честно, я люблю смотреть игры КХЛ больше, чем НХЛ. У меня нет абсолютного фаворита, но мне нравится, как играет СКА. И вообще, выбирая между КХЛ и НХЛ, я бы выбрал первое, если бы мне представился выбор. 

Тогда финальный вопрос: почему ты бы все-таки выбрал КХЛ?

Мне больше нравится стиль игры в КХЛ, и в России все-таки более близкий мне менталитет и другие вещи. Мне очень нравятся болельщики, мне кажется, что люди более эмоционально относятся к хоккею в России. В НХЛ же везде одно и то же шоу. Все больше и больше игроков начинают понимать это, и им, возможно, нравится хоккей в КХЛ больше, но НХЛ — по-прежнему самая престижная лига в мире, так что для того, чтобы достичь вершины, игроки хотят быть там.

На данный момент в КХЛ играют 26 игроков из Словакии. Большинство из них (19) играют в хоккейном клубе Слован, который базируется в столице Словакии – Братиславе. Остальные — в ХК Сочи, Адмирале, Спартаке, Витязе и Йокерите. Для сравнения, в НХЛ играют всего 10 человек из Словакии. Что является причиной такой разницы? Существенная разница в уровне игры в лигах или все-таки близость Российского менталитета?

Автор: Алина Клинкова

Фото: Алина Клинкова, личный архив М. К.